«Подъем Дальнего Востока - это наш национальный приоритет на весь XXI век»
«Разрабатываемые Правительством изменения в законодательство способствуют укреплению инвестиционной привлекательности Дальнего Востока»
«На Дальнем Востоке созданы беспрецедентные условия экономического развития территории»
Новости и события

Павел Волков: В законе об СПВ приходилось отстаивать даже отдельные слова

Заместитель министра РФ по развитию Дальнего Востока Павел Волков в интервью порталу о Дальнем Востоке nadv.ru проследил путь Свободного порта Владивосток от момента, когда приходилось отстаивать каждое слово в будущем законе, до уже ощутимых результатов – более 300 резидентов и 350 млрд рублей инвестиций.

- Павел Михайлович, срок работы закона о Свободном порте Владивосток преодолел двухлетний рубеж. Каковы главные результаты работы за этот срок?

- Подвести итоги двухлетнего срока реализации проекта лучше всего цифрами. А они такие: более 300 резидентов обязались вложить в экономику пяти регионов Дальнего Востока через режим свободного порта почти 350 млрд рублей. Будет создано порядка 31 тысячи рабочих мест. Но здесь, конечно, нужно учитывать, что все эти показатели растянуты во времени и срок их реализации будет неравномерен. Сейчас только несколько десятков проектов перешли в стадию строительства и единицы запустили первые этапы. Реальный эффект режима СПВ будет виден года через три, как мы и планировали. Тогда можно будет подвести первые итоги эффективности работы закона.

О работе над законом и критике

- Вы стояли у истоков разработки закона об СПВ. Тогда, в 2015 году, пресса отмечала скоротечность принятия закона, слышался скепсис. Тогда вы ощущали эту критику?

- Тогда мне совсем не казалось, что закон принимался очень быстро (улыбается). Казалось, что время тянется буквально как резиновая жвачка. Мы проходили с боем каждую норму, каждое бюрократическое согласование. Приходилось отстаивать в законе даже отдельные слова, которые имели существенное значение для действия режима. Но нам удалось сохранить ту концепцию, которая была в итоге выработана.

Со стороны населения Приморского края также чувствовался скепсис. До закона о СПВ, годом ранее, был принят закон о территориях опережающего развития, который к 2015 году толком не начал реализовываться, не всем он был ещё понятен. А тут вновь приехала делегация из Москвы и начала говорить о новом особом экономическом режиме. Тогда, как говорит министр (глава Минвостокразвития России Александр Галушка – nadv.ru), мы засучили рукава и начали работать. Мы вовлекли в работу представителей бизнеса, которые помогали вырабатывать концепцию. Во многом благодаря взаимодействию с бизнесом получился работоспособный законопроект.

- Сейчас, спустя два года, волна критики сошла?

- Критика есть и по сей день, но она стала более конструктивной. Она помогает не застыть, не заржаветь и напоминает о том, что мы находимся в динамичном мире, рядом есть очень эффективные соседи, с развитыми экономиками. Поэтому мы должны сделать как минимум лучше, чем у них, чтобы не отстать.

Об изменениях в законе

- За срок действия закон об СПВ постоянно менялся, дополнялся. Какие произошли ключевые изменения?

- Могу назвать несколько ключевых изменений. Во-первых, мы расширили территорию действия режима СПВ. Теперь данный механизм действует не только в муниципалитетах Приморья, но и ещё четырех регионов Дальнего Востока: на Сахалине, Камчатке, Чукотке и в Хабаровском крае. Ведь ключевая особенность закона, я напомню, в его масштабности. Он не накладывается на какую-то территорию точечно, он работает на территории всего муниципального района.

Во-вторых, реализовалась и стала достаточно эффективной идея введения электронных виз. Она действует не только в отношении иностранных резидентов СПВ, а в отношении всего туристического сегмента Дальнего Востока. На мой взгляд, она принесёт свои плоды и привлечёт туристов, для которых, в свою очередь, бизнес сформирует туристическую инфраструктуру.

В целом было много изменений, и каждое было направлено на решение определённой задачи. Есть ещё много идей по совершенствованию закона.

О механизмах СПВ

Одна из возможностей СПВ – это право создания свободных таможенных зон (СТЗ). Сколько бизнесменов на данный момент уже воспользовались этой возможностью, этим правом?

- Пока возможностью создать СТЗ воспользовались три инвестора. Компания «Аквапарк «Теплое море», которая строит гостиничный комплекс и аквапарк в посёлке Славянка Приморского края, компания «Промышленный парк Уссурийский», инвестирующая в проект по комплексной модернизации Уссурийского картонно-бумажного комбината. А первой компанией, применившей режим свободной таможенной зоны, стала «о. Русский», развивающая морской туризм.

С моей точки зрения, свободная таможенная зона ещё до конца не привлекла инвесторов, на которых изначально была ориентирована. Ведь в основном режим СТЗ ориентирован на производственный бизнес. Таможенная преференция поможет им без личных проволочек собирать и без уплаты пошлин отравлять продукт на экспорт.

- С чем связан такой низкий интерес к этой преференции?

- В режиме СТЗ есть такое понятие – зона таможенного контроля. Такая зона нужна для того, чтобы за ввезёнными товарами осуществлялся таможенный учёт и контроль. Требование к ней предъявляются на общих основаниях, в частности, резиденту необходимо возвести 2,5-метровый забор, оформить специальный въезд, шлагбаум, оборудовать место для таможенного органа – всё это требует немалых вложений. В связи с этими сложностями нам от резидентов поступают жалобы.

- Как вы реагируете?

- Сейчас мы ведём дискуссию с Минфином России, с Федеральной таможенной службой (ФТС) для упрощения введения режима СТЗ. Готовим поправки в закон, суть которых сводится к следующему: должны быть разработаны требования к системам бухгалтерского учёта. Составленная информация о товарах, подлежащих контролю на предприятии резидента СПВ, в свою очередь, должна быть передана в таможенные органы. Когда требования будут сформированы, то нужда в строительстве заборов и других «физических» средствах защиты отпадёт полностью.

 

- СПВ – это не единственный механизм развития Дальнего Востока. Закон о территориях опережающего развития был принят годом ранее, чем СПВ – в конце декабря 2014 года. Однако сейчас количество резидентов в СПВ уже превысило их количество в ТОР. Нет ли конкуренции между двумя этими экономическими зонами?

- Здесь надо вспомнить, зачем первый закон был принят, и зачем второй. Первый – о ТОР – направлен на развитие конкретных территорий. Деньги на развитие этих участков выделяются из федерального бюджета. Специально созданная Корпорация развития Дальнего Востока подводит коммуникации, воду, электричество к ТОР. На эти территории приглашают бизнес для реализации своих собственных проектов. Такова концепция федерального закона о ТОР - развить неосвоенную территорию.

Что такое Свободный порт Владивосток? Многие заблуждаются, считая, что СПВ – это небольшой участок около моря. На самом же деле у СПВ есть территории, которые с морем никак не связаны. Этот режим предоставляет бизнесу возможность самому выбрать, где начать реализовывать свои проекты на огромной территории. К примеру, во  Владивостоке, Находке, Артёме, Уссурийске, где развитая инфраструктура. В этом главное отличие СПВ от ТОР – в наличии уже готовой инфраструктуры и в большем выборе участка для реализации проекта.

О расширении

- Мы уже говорили о том, что СПВ – это территория муниципалитетов не только Приморья, но и ещё четырёх регионов Дальнего Востока. Планируется ли дальнейшее расширение?

- Решение о ещё одном муниципальном районе, где будет действовать режим СПВ, уже прошло стадию обсуждения в правительстве. Это Советско-Гаванский район Хабаровского края. Также речь может пойти о Комсомольске-на-Амуре в рамках обсуждаемых проектов.

- Кто на этих территориях выходил с предложением сделать там режим СПВ: муниципалитеты или бизнес?

- Чаще всего выходит бизнес. Сначала он выходит на руководство муниципалитета, потом региона. Сначала смотрится экономическая целесообразность включения муниципального образования режим СПВ. Потом уже письмо с обоснованием приходит в Минвостокразвития России.

- Давайте вернёмся к нововведениям. Одно из самых обсуждаемых - электронные визы. С начала действия режима СПВ заявки подали более 3 тысяч иностранцев. Такой показатель считается удачным стартом?

Действительно, с начала действия количество заявок на электронные визы уже перевалило за три тысячи. Приморье по новым правилам посетило уже почти две тысячи человек (по состоянию на 12.10.17 – nadv.ru). Считаю это хорошим показателем.

Наши электронные визы активно обсуждаются в зарубежных социальных сетях. Иностранцы активно ими пользуются и хвалят этот механизм. Такая мера подчёркивает открытость нашей страны, нашего Дальнего Востока. Это шаг вперёд, в том числе, и навстречу свободной торговле.

Повторюсь, что вместе с турпотоком должна активно развиваться и туристическая отрасль, которая, я считаю, пока не может предложить должный сервис и разнообразные программы.

- С какими сложностями вы столкнулись при реализации меры?

- Главная сложность – в ограниченной инфраструктуре. Сегодня действуют только два пункта пропуска в Приморье – один воздушный и второй морской. При этом, сами понимаете, что количество иностранных туристов прямо связано с маршрутной сетью аэропорта и морского вокзала.

В ближайшее время мы хотим распространить режим электронной визы на другие регионы, где действует режим СПВ, причём на железнодорожные, автомобильные пункты пропуска. Это, по нашему мнению, увеличит количество въездов по электронным визам.

Кроме того, рассматриваем возможность ввести электронные визы на территориях, на которых не действует режим СПВ. Например, аэропорт в Южно-Сахалинске. Сейчас это предложение обсуждается на уровне правительства.

- Сколько это стоит?

- Внедрение электронной визы на Дальнем Востоке стоит недёшево, но все государственные инвестиции в оборудование пунктов пропуска для работы с электронными визами обоснованы и окупятся многократно.

Источник: портал о Дальнем Востоке nadv.ru
Фото: ИА PrimaMedia


#Свободный порт Владивосток #Павел Волков

Поделиться:

Статус страницы
Раздел: Павел Волков: В законе об СПВ приходилось отстаивать даже отдельные слова
Дата последнего изменения страницы: 09.01.2017 16:03:25


Мнение
11.04.2019 13:33
Юрий Трутнев о "банке сельхозземель"


На Дальнем Востоке государственные ресурсы должны использоваться по назначению и максимально эффективно. Земля должна приносить пользу регионам, пользу людям. А значит не должна зарастать бурьяном, простаивать из-за нерадивости арендаторов. А те инвесторы, которые хотят работать, выращивать сельхозкультуры, запускать производства молока и мяса, должны получать землю 
Направить обращение
Обращения в Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики в письменном виде направляются по адресу: 119121, г. Москва, ул. Бурденко, д.14.

Направить обращение