«Подъем Дальнего Востока - это наш национальный приоритет на весь XXI век»
«На Дальнем Востоке созданы беспрецедентные условия экономического развития территории»
logo
Новости и события

Пресс-конференция Юрия Трутнева и Александра Козлова (СТЕНОГРАММА)

Михаил Кетько: Добрый день всем, спасибо что нашли время и пришли. Мы собрались сегодня по определенному поводу и ему немного нужно уделить время. Третий раз в Москве проходят Дни Дальнего Востока и, надеюсь, они будут продолжаться и в последующие годы. Будет блок по развитию самого Дальнего Востока, надеюсь на вашу активность и интересные вопросы, и третий блок - обязательно затронем Арктику. Давайте и вопросы по ним будем отделять. Немного расскажу про Дни Дальнего Востока в качестве справки. Все видели, что происходит в экспоцентре, какие замечательные стенды, но до этого в московском метро был запущен Дальневосточный экспресс, не первый год уже и москвичи, и гости города так знакомятся с регионом, его уникальной природой, особенностями, с людьми. На Арбате со второго по восьмое декабря была большая ярмарка, где все регионы представляли свои товары, продукцию, морепродукты, даже мёд, сувениры. В рамках Дней Дальнего Востока, помимо ярмарки и фестиваля, пройдёт вручение наград общественно-деловой премии «Звезда Дальнего Востока», где впервые будут расширен формат. В нем будет участвовать все 11 регионов округа. И немаловажным событием является награждение лауреатов литературной премии «Дальний Восток» имени В.К.Арсеньева. Эту премию учредили, как известно, по просьбе Юрия Петровича Трутнева. Скажу по секрету, уже определён шорт-лист, в него вошли 10 произведений по трём номинациям, и буквально скоро мы узнаём лучших. В качестве вводного вопроса у меня большая просьба к Юрию Петровичу и Александру Александровичу - поделитесь своими впечатлениями от того, что происходило в Москве в эти дни. И что ещё будет.

Юрий Трутнев: Добрый день. Я хочу сказать, что мы с некоторым сомнением относились к предложению провести ярмарку, Дни Дальнего востока в Москве, но исходим из того, что наши главные - работа на территориях Дальнего Востока, тем не менее Дальний Восток является частью Российской Федерации, те процессы, прежде всего связанные с развитием экономики, привлечением инвестиций, требуют того, чтобы о них знало как можно большее количество людей. Москва это - столица нашей родины, город, в котором проживают инвесторы, город, в котором живет более 12 млн человек. Сегодня на Дальнем Востоке создаётся 163 тысяч рабочих мест, и мы очень надеемся заинтересовать и москвичей, и всех граждан России возможностью работать на предприятиях Дальнего Востока, возможностью познакомиться с его природой, достопримечательностями. Что касается этого года, то мне кажется, что вот та выставка, на которой мы присутствуем сейчас, она лучше, чем в прошлом году. Немножко больше тех объектов, которые вызывают интерес у людей, как то менее формально она организована, больше улыбок, в конце концов. А вот что касается улицы Дальнего Востока - Тверская мне нравилась больше. Мы попробуем туда вернуться. По Арбату мы немножко растянулись и потерялись на фоне красочных реклам.

Александр Козлов: У меня впечатления положительные, ещё раз очень приятно увидеть своих земляков, потому что многие приехали. И самое главное - порадоваться за тех, кто достиг результатов. Потому что когда первая выставка начиналась, я вспоминаю наше общение с ребятами которые, привезли мёд, их задача была прорваться в сети. И им это удалось. Я уверен, что многие люди сегодня, которые себя каким-то образом ассоциировали и посещали эти выставки могут это сказать - мы сейчас посетили выставку АРЧК - 300 участников в прошлом году прошли отбор для того, чтобы воспользоваться возможностью и поступить в Дальневосточный федеральный университет. Теперь у нас есть новые студенты из центральной части страны. Не только наши дальневосточники, это тоже очень важно.

М.К.: Следующий блок у нас большой - это развитие Дальнего Востока как территории, и это важная тема и для жителей, именно для этого мы занимаемся развитием экономики и других вопросов. Юрий Петрович может расскажете об итогах года, о перспективах.

Ю.Т.: Пять лет прошло с того периода, когда начала создаваться нормативная база для предоставления преференций по экономическим проектам на Дальнем Востоке. Что за эти 5 лет произошло: сегодня на территории Дальнего Востока с государственной поддержкой реализуется 2094 инвестиционных проекта, это довольно большая цифра. Когда они все будут реализованы, то по этим проектам в экономику Дальнего Востока будет вложено 4,1 трлн рублей. Но это будущее. Если говорить о сегодняшнем дне, то 283 предприятия уже введены в эксплуатацию, объём инвестиций по ним составил 788 млрд рублей, создано 43 тысячи рабочих мест. Какие я в этом вижу проблемы: я уже сказал, что мы стартовали с экономики, я и сейчас уверен в том, что для того, чтобы развивать территории прежде всего необходимо экономическое развитие. Чуть позже мы приступили к поддержке социальной сферы. Есть программа социального развития центров экономического роста, строится более 700 объектов в рамках неё. И мы прекрасно понимаем, что развитие такой огромной территории не происходит одновременно. Для того чтобы люди действительно почувствовали изменения, нужно чтобы предприятия были введены и объекты построены, ну и в конце концов реализована программа развития Дальнего Востока, которую, вы знаете, мы вместе обсуждали.

М.К.: Александр Александрович, что-то добавите, или сразу к вопросам?

А.К.: Тут столько журналистов, которые приехали из регионов, мне кажется лучше к вопросам.

М.К.:  Давайте коллеги работать, просьба поднимать руку.

ЖУРНАЛИСТ: Здравствуйте, ГТРК «Магадан» Магаданская область, корреспондент Анастасия Киреева. Сейчас активно обсуждается на Дальнем Востоке ипотека под 2% для молодых семей, и молодежь на Дальнем Востоке реально интересуется этим и спрашивает, как ее можно получить. Вопрос такой – планируется ли разрешить брать ипотеку на вторичном рынке, потому что не везде, например, на Колыме идет активное строительство новых домов.

А.К.: Добрый день. Планируется вторичное жилье на территории сельской местности – там где, к сожалению, новостроек очень мало и нужно время какое-то определенное, прежде чем строитель поймет, что туда надо приходить и строить. Почему 2%? Когда на ВЭФ вместе с Юрием Петровичем мы предложили Владимиру Владимировичу поддержать наше предложение и снизить процентную ставку – она сегодня по Дальнему Востоку в среднем где-то составляет 9,1%. И мы посчитали, сколько платят люди платят за аренду жилья, получилось примерно вот эти 2%. Понятно, что сложно, например, сравнивать Владивосток с Биробиджаном, но примерно это от 16 тысяч рублей квартира 50 с чем-то квадратов. И мы предложили такой продукт, который как раз позволял людям платить за свое жилье, а не за съемное. И Президент нас поддержал. И молодая семья может воспользоваться этим. Наше АРЧК будет администрировать это вместе с ДОМ.РФ и помогать нашим землякам-дальневосточникам воспользоваться этим продуктом. Здесь большая работа предстоит вместе с банками. Для того чтобы они сделали именно так, чтобы этим можно было воспользоваться. Строители – у нас порядка 400 застройщиков на Дальнем Востоке, это вроде как большое количество, а вводят всего 2 млн квадратных метров жилья.  Значит надо платить будет больше, потому что мы для себя провели небольшой такой мониторинг. В то время, в сентябре мы презентовали, в декабре, буквально на днях, уже выдали первые кредиты во Владивостоке, уже больше 120 заявок находится на рассмотрении. Пока только в 2 банках, мы ждем до конца декабря, что и остальные банки примут свои продукты – мы сейчас с ними по этому поводу работаем. Но наша задача – чтобы те, кто хотят воспользоваться ипотекой под 2%, могли ею воспользоваться. Ну и конечно, вместе с губернаторами, с участием Юрия Петровича обсуждали в Якутии - надо рассмотреть, как поддержать строителей и не допустить роста стоимости квадратного метра, исключить злоупотребление. Это раз. И очень важный вопрос – нас поддержали в том, что уже не только категория «молодая семья», а любой желающий может строить свой дом на «дальневосточном гектаре».

Ж: То есть, Колыма может рассчитывать, что на вторичном рынке можно будет взять ипотеку?

А.К.: Не только Колыма.

Ж: Агентство «Порт Ньюс», Евгений Панкратьев. Вопрос Юрию Трутневу. Развитие и расширение железных дорог на Дальнем Востоке затягивается. Как в связи с этим будут развиваться порты, не приведёт ли это к заморозке каких-то новых проектов? И есть ли какие-то планы на уровне Правительства для того, чтобы разрешить эту ситуацию?

Ю.Т: Я не знаю насчет того, что затягивается, есть план модернизация БАМ и Транссиба, на сегодняшний день он реализуется. Что касается дефицита провозных возможностей, он возникает будет компенсироваться не только за счет строительства и реконструкции, но и за счет увеличения скорости движения поездов, улучшения маневрирования, эта работа с железной дорогой постоянно ведётся. Спасибо.

Ж: Аграфена Кузьмина, Республика Саха (Якутия). Вопрос о привлечении людей на Дальний Восток – мы много говорим об этом и да, есть повышение зарплаты, дальневосточный гектар, но речь идет о работоспособном населении. Может поддержать местное население, например снижением пенсионного возраста? И второй вопрос – завтра будет вручение литературной премии Арсеньева – это очень хорошая для дальневосточников перспектива. Но премия вручается только для русскоязычных писателей, а национальная литература остается за бортом. Мы говорили о многонациональной республике, мы говорим об Арктике - это сплошь и рядом национальная литература. Навскидку скажу, что в литературном институте 2 года назад был создан по поручению Президента дом национальных литератур. Хотелось бы, чтобы у нас на Дальнем Востоке был такой Дом национальных литератур или Фонд художественного перевода национальной литературы. Как вы знаете, после распада Советского Союза у нас нет вот таких больших переводческих школ. Спасибо.

Ю.Т.: Спасибо, я честно скажу – то что вы сейчас произнесли, я бы не отнес к вопросу – это предложение. Я не смогу ответить на этот вопрос сейчас, особенно на первый.  Вы предлагаете снизить пенсионный возраст для дальневосточников, у нас есть Правительство РФ, и вряд ли я могу, не посоветовавшись с коллегами, которые непосредственно занимаются вопросами пенсионного обеспечения, сейчас дать ответ. Я могу только обещать, что я поговорю с ними принципиально – наверное в этой мысли что-то есть, насколько это реализуемо,  насколько это не нарушит законодательства и равенства условий живущих в России людей, я не знаю, надо подумать над этим предложением. Что касается премии Арсеньева – мы ее проводим в первый раз, завтра мы будем вручать первые премии. Мы считаем, что это важно, мы уверены в том, что люди, которые пишут, которые создают образы, рассказывают людям о Дальнем Востоке, заслуживают нашей поддержки, мы должны быть им признательны. Давайте мы так сделаем – мы проведем премию завтра, посмотрим насколько она нужна, как писатели к ней отнесутся. Я не знаю ещё ответов на эти вопросы. Это пока только наш проект – и если премия будет развиваться, я считаю ваше предложение ввести туда национальную литературу вполне корректным.

Ж.: Юлия Кремнева, АиФ-Хабаровск. Юрий Петрович, сейчас осень, крабовый рынок претерпел большие изменения. Мы перешли к крабовым аукционам, вы долгое время решали вопрос по идее строительства краболовного флота по принципу «где ловим – там и строим». Я знаю, что это был камень преткновения. Удалось ли все-таки урегулировать этот вопрос, и самое главное – как он отразится на рыбопромышленной отрасли Дальнего Востока.

Ю.Т.: Давайте я несколько цифр назову. Что касается рыбопромыслового флота, то на Дальнем Востоке будет построено 18 судов. Что касается краболовов – 16, и еще 14 будет построено рыбоперерабатывающих заводов. Это совсем неплохие цифры. Что касается того, где будут размещены заказы – вы знаете, что мы обращались к Президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину, он нас поддержал и поручил разработать механизм субсидирования для тех судов, которые будут строиться на Дальнем Востоке, для того чтобы поддержать суда, поддержать предприятия, которые будут выпускать новую для них продукцию. Это конечно предприятиям поможет, но тем не менее это такой не обязательный, не директивный процесс. Предприятия должны осваивать новые виды продукции. Я неделю назад был в Приморье, там первое судно уже заложено, и работа над ним идет. В Хабаровском крае ситуация на заводах разная – на Амурском судостроительном заводе тоже был недавно – и там не очень простая. Но вы знаете, невозможно из Москвы, из Правительства РФ, скажем так, создать план модернизации завода, снижения издержек на производстве. Этим нужно заниматься на месте. Поэтому помогать мы будем, но самое главное - это та работа, которая сейчас должна быть проведена на предприятиях. Что касается порядка - он в разработке, я думаю, что в самое ближайшее время увидит свет.

Ж: Добрый день. Залина Корбанова, ИА «Камчатка». У меня такой вопрос – премия Арсеньева в первый раз, но конкурс «Звезда Дальнего Востока» - уже в третий раз.  Можно ли по тем проектам, которые представлены в рамках конкурса, судить о динамике развития ДФО?

Ю.Т.: О динамике развития ДФО можно судить вот по карте – здесь 38 проектов величиной более 10 млрд рублей инвестиций. Там все видно – можно посмотреть любую территорию, можно посмотреть, в какой отрасли проекты. Общий объем инвестиций только по этим проектам – 3,5 трлн, которые будут вложены в Дальний Восток. Что касается премии «Звезда Дальнего Востока» - мы просто этой премией подчеркиваем одну на мой взгляд очень важную деталь, простую и понятную - Дальний Восток развиваем совсем не только мы, мы только помогаем, создаем условия, занимаемся законодательством, помогаем софинансировоать проекты. Дальний Восток развивают все люди, которые на его территории живут. Тем людям, которые осуществляют наиболее эффективные проекты в области экономики, социальной сфере, журналистике, мы этой премией просто хотим сказать спасибо.

Ж: Добрый день, приветствует город Свободный. У меня вопрос для Александра Александровича, который наш город прекрасно знает. Александр Александрович, мы очень много говорим о развитии Дальнего Востока, и наш город очень чувствует это, потому что огромные финансовые вливания. Но прорабатываются ли вопросы мотивации молодых специалистов для привлечения на наши территории? Мы испытываем очень сильный кадровый голод и были бы рады подкреплению.

А.К.:  Хороший вопрос, я думаю он касается не только города Свободного, а тех точек экономического роста, которые есть в каждом регионе. Свободный ассоциируется со строительством завода, который сегодня строит «Газпром», заявил о строительстве второго завода «Сибур», но таких точек много и в Якутии, и в других наших дальневосточных регионах.  У нас создан институт развития, он называется Агентство по развитию человеческого капитала – небольшой срез по результатам его работы. За это время, на сегодняшний день они вместе с работодателями и с теми, кто хотел быть трудоустроен, трудоустроили более 19 тысяч человек. И где-то около только 4600 только в этом году. Они не стоят на месте, они понимают, что работу нужно налаживать онлайн, создан был портал «Работа на Дальнем Востоке» - он здесь, на этой выставке презентован. На нем вы можете увидеть, что почти 5 тысяч вакансий сегодня на Дальнем Востоке существуют и 40 тысяч разных людей заявили о своем желании трудоустроиться. Это я считаю правильная мера, потому что когда я работал губернатором, мы пытались организовать самостоятельно такую работу с компанией «Роскосмос» и трудоустраивать людей на стройки у подрядчиков, которые там работали, и столкнулись с тем, что сидела девушка в отделе кадров в Хабаровске, которая ушла на больничный, а у нее 100 резюме лежали, которые не были трудоустроены,  – просто человеческий фактор. Здесь нужно уходить от этого. Кроме этого, мы понимаем, что стройки, которые сейчас возникают – есть вопрос эксплуатации. После строительства придет время, когда на этих стройках нужно будет жить, работать, а не только их строить. И вот здесь мы с нашими компаниями договариваемся – мы на базе опорных университетов вместе с нашими коллегами из Министерства Образования смотрим наличие или отсутствие профессий, которые нужны в последующем, и уже есть определенные результаты: новых 17 профессий открыто, это 530 бюджетных мест, то есть бесплатно наша молодежь будет учиться. И эта работа была проделана по среднему специальному образованию, и есть результаты. Что еще хотелось бы сказать, на примере компании «Сибур» – они строят завод, и у них есть другие заводы в стране. И об этих опорных университетах – они учат до 3 курса, забирают их, студенты проходят практику уже на существующих заводах и возвращаются домой подготовленными специалистами. То есть уже другой уровень, другая зарплата и возможность о себе заявить. Мы понимаем, что нужно поддерживать среднее специальное образование, к сожалению, они часто не всегда сами справляются. И я вам могу доложить, что на подкомиссии, которую возглавляет Юрий Петрович, мы неоднократно обсуждали и выделяли деньги на снабжение среднего специального образования новыми современными станками, аппаратами, именно теми, которые сегодня используются на современных стройках, чтобы дети не переучивались. То есть учился, условно, на комбайне «Енисей 7», пришел, а там «Джон Дир» стоит, и он заново учится. Ту же самую работу организовали с точки зрения общения с системой образования – порядка 450 млн на следующий год выделено на материальное снабжение.

Ж.: Добрый день, Сергей Суханов, ОТВ-Сахалин, Сахалинская область. Как известно, существует план социально-экономического развития центров экономического роста, согласно которому регионы получают федеральные деньги. Сахалинская область тоже получает федеральные деньги – они формально федеральные, а по факту это отчисления с наших же нефтегазовых проектов. И отчисления эти в последние годы только увеличивались, нам обещали, что соответственно будут увеличиваться и ассигнования из федерального бюджета, однако в 2020 году только урезали, на 10 млрд, по-моему, то есть было 15 млрд, стало 5 млрд. В связи с чем такое сокращение и будет ли это продолжаться и дальше, и будем ли мы получать то, что нам обещали?

Ю.Т.: В связи с чем такое отношение. Смотрите, первое – вы назвали деньги от проекта «Сахалин-2» - «условно федеральными». Это такой вольный оборот, вольное отношение. Вы знаете, у нас страна не живет по принципу что находится на территории – то принадлежит территории, так не бывает. У нас сейчас уменьшается доля бюджета от добычи полезных ископаемых, но все равно это 40% – это довольно много. Если оставлять эту долю непосредственно в территориях, где их добывают, то у нас будет Ямало-Ненецкий округ, будет Пермь, Башкирия, Тюмень, ну еще несколько территорий хорошо жить, Москва, потому что это центр, а остальные что будут делать – совершенно непонятно. Я назову вам простые цифры. В рамках субсидии, которая выделяется на развитие социальной инфраструктуры, о которой вы упоминали, на всей территории в среднем на одного человека приходится от 6 до 10 тысяч рублей в год. В целом, учитывая количество населения, это не маленькие цифры, это миллиарды, но самая большая цифра – 10 с небольшим тысяч у Чукотки, там действительно непросто жить, а остальные цифры – 6-8 тысяч. Сейчас назову цифру Сахалина – на одного человека приходится 73 тысячи, это уже с учетом перераспределения. Еще добавить? Сколько сделать – 100, 200? А остальные что будут делать? Это несправедливо. Никакого увеличения не будет. Спасибо.

Ж:. Здравствуйте, меня зовут Фултон Валаресо, ГТРК Саха, Республика Саха (Якутия). У меня вот такой вопрос. Одно из главных событий для Якутии и вообще для Дальнего Востока, я считаю, стала новость о поддержке Президентом страны проекта строительства моста через реку Лена. И недавно он вошел в план строительства новых мостовых переходов до 2024 года. Является ли он приоритетным и какой по списку? Как житель Якутии, который разделяет опасения сотен тысяч якутян, спрошу, не будет ли повторения ситуации шестилетней давности, когда по сути проект был одобрен, был проведен конкурс, победитель был определен, и оставалось дело лишь за подписанием соглашения, но внезапно проект сорвался, потому что Крымский мост «нарисовался»? Если такое случится с реализацией проекта, будете ли вы его отстаивать?

Ю.Т.: Первое. Неправда ваша. Шесть лет назад проект разрабатывался, но уж точно остановился не из-за Крымского моста. Я этот проект знаю не шесть лет, а знаю его еще когда работал министром природных ресурсов и экологии. И сказать честно: на тот период я его не поддерживал, и мне иногда этим пеняют. Почему? Потому что финансирование предполагалось полностью за счет федерального бюджета, окупаемость моста – собственно говоря, бессмысленно было даже рассуждать.

Но сейчас ситуация существенно изменилась. Во-первых, около 30% планируется профинансировать за счет частных инвесторов, по механизму концессии. Это существенно, существенно удешевляет проект и делает его значительно более эффективным. И есть второе, а если точнее первое обстоятельство – это решение принял Президент Российской Федерации. Я работаю полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе - заместителем Председателя Правительства, и я обязан его решения выполнять и контролировать, чтобы эти решения выполнялись в срок и качественно. Ровно этим я буду заниматься.

М.К.: Александр Александрович, можно еще в продолжение? Может быть еще несколько слов про инфраструктуру, про дороги – больная тема на Дальнем Востоке.

А.К.: Можно, я просто продолжу? Молодой человек с чего начал, он сказал, что было принято решение о вхождении (моста) в план. Я хотел бы проинформировать всех. Действительно, такая правительственная комиссия состоялась на днях, и там были решения важные для многих дальневосточников. Я просто приведу пример. Вы знаете, что через нас проходит Транссиб, БАМ. И железная дорога не только соединяет города, но есть моменты, где она разъединяет автомобильные дороги, поэтому есть такая инфраструктура как виадук, которая позволяет перемещаться из одной части дороги до другой. Для нас это острый вопрос, потому что есть такие, которые, к сожалению, как недавно упавший в Свободном, есть, которые нужно содержать, есть новые, которые предстоит построить, потому что невозможно стоять на железнодорожном переезде и ждать. Решение принято. В этой программе 40 виадуков будет построено на Дальнем Востоке. Это очень дорогостоящие объекты, и такое решение мы ждали давно.

Что касается комплексного плана, о котором вы сказали, там принято решение – мост в городе Благовещенске, который, к сожалению, находится в аварийном состоянии. По Владивостоку принято решение о том, что с острова Русский на остров Елена будет также сделан мостовой переход. Очень важные решения приняты о переходе дорог из региональной собственности в федеральную, и это позволит сэкономить деньги на их содержании, направить на более важные моменты, а «Росавтодор» дополнительно выделит эти деньги.

Такие  важные участки, как обход Читы в Забайкалье, трасса «Благовещенск – Свободный», ведь в городе строится завод, это «Южно-Сахалинск - Оха», очень важный объект, о котором очень часто говорят – эти решения приняты. И много важных моментов принято, связанных именно с мостами. К сожалению, на Дальнем Востоке все мостовые переходы были такого временного конструктива, 60-80х годов, в основном деревянные. Принято (решение) в этом плане, что мосты будут железобетонные, основательные, и в последующем будут строиться. Сейчас наша задача – дождаться реализации вместе с Министерством транспорта, чтобы это было сделано вовремя и в срок. 

 Ю.Т.: Я забыл упомянуть. Вы сказали, где он (мост) списках. Нет никакого списка. Когда проект одобрен, то средства выделяются под проект. Сейчас надо разработать проект и его собрать экономически. То, что более 30 процентов берет на себя концессионер, это пока намерение, это должны быть подписаны соглашения. То есть сейчас собирать проект надо вместе с руководством Республики. Как только он будет собран, начнется финансирование.

А.К.: Еще один момент. Два аэропорта, Хабаровск и Камчатка также одобрены на этой комиссии.

М.К. Коллеги, давайте все-таки я буду управлять процессом. Пожалуйста, девушка с листочком.

Ж.: Юлиана Хомутинина, пресс-служба Магаданской областной думы. Юрий Петрович, у меня вопрос к Вам. На какой стадии сейчас подготовка нового законопроекта о вольном приносе?

Ю.Т.: Честно надо отвечать. У нас есть одно препятствие, я о нем говорил, когда проводил совещание. Препятствие в чем – мы когда обсуждали на совещании в Магадане вольный принос, нам коллеги сказали такую достаточно понятную вещь, что для того, чтобы это не было формальной мерой,  для того, чтобы людям это действительно было интересно, надо еще и налоги снизить. То есть надо, чтобы частный предприниматель, который моет золото, не платил НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых). Скажу честно, у меня пока нет ответа на вопрос, как сделать так, чтобы наши крупные компании в этом случае не раздали свое добытое золото частным предпринимателям и не освободились от НДПИ полностью. Я вам обещаю, что в течение недели мы встретимся с руководителем Налоговой службы Михаилом Мишустиным и подумаем над ответом на вопрос. Если мы будем уверены, что это не произойдет, что мы сможем обеспечить систему контроля, то после этого мы в самое ближайшее время разработаем законопроект. Если мы такой уверенности не получим, если будем считать, что это невозможно и люди будут, извините за слово - жульничать, мы этот законопроект все равно будем разрабатывать, потому что обещали уже, но льгот никаких не будет, то есть налоговое пространство будет одинаковое и для крупных предприятий, и для частного бизнеса. Достаточно ли это эффективно, сказать не смогу. Но этот момент имеет принципиальное значение – мы не можем терять налоги от золотодобычи. Это неправильно.

Ж: Валентина Дымченко, блогер, Забайкальский край. Юрий Петрович, вопрос такой. Очень высокие энерготарифы у нас в Забайкалье. Это не способствует ведению бизнеса. Все предприниматели предпочитают вести свои дела в соседних регионах. Вопрос такой: как нам с этим жить, и как снизить тарифы для Забайкальского края на электроэнергию?

Ю.Т.: А вам кто сказал, что очень высокие энерготарифы, губернатор?

Ж.: Нет, мы прочитали в Интернете, мы блогеры.

Ю.Т.: Вот он (губернатор) мне попадется лично… Неправда, у вас не высокие тарифы. Очень высокие тарифы были на Чукотке до выравнивания, безумные тарифы в Республике Саха (Якутия), еще в ряде территорий. В Забайкалье не очень высокие тарифы. Когда мы предложили территорию Забайкалья ввести в общий механизм выравнивания общий, то мне Александр Михайлович Осипов сказал: «Нас туда не надо, потому что мы еще ниже». Но они просят немножко другое. Есть ряд территорий в РФ, где еще ниже тарифы. Я не уверен, что мы сейчас можем решить этот вопрос. Тарифов выше, чем в других территориях, у вас не будет, но снижать его еще по отношению к другим территориям было бы не совсем честно. У нас очень важным был вопрос продления механизма выравнивания тарифов на будущий 2020 год. Мы его решили. Закон в третьем чтении принят, правда, пока еще на год - борьба продолжается. 



Ж.: Раз уж про энерготарифы спросили, меня, как уже живущего в Москве, интересует транспортная доступность Дальнего Востока. И вопрос про авиацию, про тарифы, про стоимость билетов. Что предпринимается, чтобы нам, жителям страны, было легче и дешевле добираться до Дальнего Востока? Ну, и соответственно жителям Дальнего Востока летать отдыхать в Крым, а не в Китай, Корею?

Ю.Т.: Пусть Александр Александрович говорит.

А.К: Хороший вопрос. Он в действительности всех волнует: тех, кто живет на Дальнем Востоке, тех, кто приезжает. И государство разработало несколько мер поддержки. Есть такое понятие «плоский тариф» - это когда «Аэрофлот» берет на себя определенную цену билета, ее выдерживает и соответственно оказывает эту услугу. Но, к сожалению, не везде у нас есть территории, где мы можем прилетать «Аэрофлотом». И существует несколько форм поддержки. Есть такое понятие «магистральные» (перевозки) – это когда из столицы региона можно прилететь в Москву. В данном случае субсидируется категория граждан. Это молодежь, наше старшее поколение и в данном случае многодетные, которым куда-то съездить семьей получается накладно. Раньше эта норма распространялась с апреля по октябрь, с текущего года это действует все с 1 января по 31 декабря. Это очень важно, потому что больше времени можно воспользоваться этой льготой.
Было увеличено финансирование и значительно, потому что порядка восьми миллиардов (рублей) по сравнению с прошлым годом, который коррелировался порядка 2,8 (миллиарда рублей). Это большая разница. И в этом году будет перевезено больше 1,2 миллиона пассажиров с Дальнего Востока в столицу Москвы и обратно. В том числе получилось увеличить количество маршрутов. Это с учетом прихода двух территорий – Бурятии и Забайкалья, которые вошли в Дальневосточный федеральный округ. И когда мы говорим об их интеграции, то говорим не о географии, а о мерах поддержки, которые сегодня оказываются дальневосточникам. И количество маршрутов было увеличено со 126 до 146 – плюс 20 маршрутов. 
Есть маршруты, когда нужно из Якутска прилететь в Благовещенск, из Благовещенска в Хабаровск. Это называется региональные авиаперевозки. В данном случае субсидируется не категория граждан, а именно сам перелет. Нам было выделено порядка 1,6 млрд (рублей) для того, чтобы осуществлять эти перевозки. И ожидаем, что по концу года где-то 200 тысяч человек будет перевезено. Скажу, что состоялось решение следующего года. Нам выделен 1,7 млрд (рублей), и мы ожидаем 240 тысяч перевезенных пассажиров. Самое главное, что здесь в течение года смогли добиться, что авиакомпаниям будет субсидироваться реальная стоимость провозной платы, потому что многие из них просто не хотели – компании «Аврора», «Якутия», - потому что компенсации не соответствуют затратам. Вопрос сейчас решен.
Но у нас есть вопрос, который нам нужно обязательно решить. Мы сейчас с коллегами из Минтранса занимаемся, чтобы эти же размеры денежные средств, которые выделены, сохранились и в следующем году. Вчера прошло совещание у Президента. Этот вопрос был поставлен на особый контроль. И очень важно, чтобы количество маршрутов между регионами на Дальнем Востоке никак не уменьшалось. К сожалению, динамика идет на уменьшение. И Минтранс принял для себя решение: они взяли наш Дальний Восток как пилот. Сейчас с авиакомпаниями они собирают до конца года всю маршрутную сеть и хотят сделать защищенные маршруты, чтобы это не выглядело, как это происходит сейчас: каждый год все заявляются и рассматриваются. Чтобы это было базово – один раз и на долгий период времени, потому что это проблема не одного года, ведь эти расстояния никуда не уйдут от нас. Очень важно это учитывать.

М.К.: Мы работаем в прямом эфире и мне сейчас пишут с Дальнего Востока, Александр Александрович, когда начнутся продажи субсидируемых билетов на 2020 год?

А.К.: Я разговаривал с руководителем Росавиации, они ждут их где-то после 10-12 декабря. У них сейчас оформление идет с авиакомпаниями соглашений, как они их подпишут – сразу же будет. Это в основном компания «Аэрофлот», «Ираэро» и другие компании, которые летают на Дальний Восток. Часть уже начала реализовывать билеты – но это малые перевозчики, крупные ждут подписания соглашений – это буквально считанные дни остались.

М.К: Коллеги, нам нужно уделить внимание еще и Арктике, поэтому предлагаю еще три вопроса из зала про Дальний Восток и перейдем к следующему блоку. 

Ж: Вопрос из Амурской области, газета «Амурская правда». Александр Александрович, вы уже затронули вопрос внутренних авиаперевозок. На самом деле это очень насущный вопрос, потому что иногда нам проще слетать в Москву и потом из Москвы в Якутск. В этом плане какое-то развитие планируется, чтобы мы могли летать из Благовещенска в Якутск не раз в месяц и не раз в неделю, а хотя бы раза три в неделю?

А.К.: Когда рассказывал о региональных перевозках, то 1,7 млрд (рублей), которые выделены, 200 тысяч пассажиров – это как раз и есть эти маршруты. И мы тут вместе с Минтрансом проанализировали трехлетний период и увидели, что идет снижение. И Минтранс взял на себя обязательство. Они сейчас собирают всю базу, работаю с авиакомпаниями, с регионами и делают по нашему Дальнему Востоку пилот, чтобы это были защищенные маршруты, и мы с вами понимали, что рейс, допустим, Благовещенск – Хабаровск или Чита – Улан-Удэ существует и будет и завтра, и в 2021 году, и 2022 году, а не будет зависеть от того, как эту заявку примут, потому что там много нюансов. В том числе идет такой вопрос, как софинансирование региона. К сожалению, не все регионы могут позволить себе софинансировать перелеты на такие длинные расстояние. И этим самым мы отличаемся от Центральной России, где условно эта возможность есть, и там пути доступности гораздо больше, чем у нас, на Дальнем востоке. Эта работа сейчас ведется Минтрансом, и мы вместе с ними в ней участвуем.
Я вам скажу следующее, что Дмитрий Анатольевич Медведев дал поручение в Чите, это касается Якутии, Приморья, других наших регионов, рассмотреть - и Минтранс сейчас прорабатывает – субсидирование авиаперелетов внутри регионов. По Якутии только четыре часа лететь надо. Там тоже нужны эти меры поддержки, эта работа тоже начата в этом году.



Ж.: Александр Иванчиков, Бурятия. У меня вопрос из серии незакрытых гештальтов. В июле мы встречались в Республике у нас. Вы приезжали и высказали убеждение, что самолет «Байкал» полетит в 2022 году. Буквально через два месяца появилась новость, что проект самолета «Байкал» может быть заморожен и отдан в пользу другого завода, не нашего. Что все-таки происходит, и полетит ли 2022 году самолет «Байкал»? Это еще и плюсом к региональным перевозкам, потому что самолет легкомоторный, и он нам нужен.

Ю.Т.:  Видите, какие аплодисменты вашему вопросу. Полетит самолет. Вы знаете, что мы показывали ваш самолет – специально просили привезти его на Восточный экономический форум, показывали его Президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину. Вчера на совещании, которое Владимир Владимирович проводил с членами Правительства, самолету «Байкал» было уделено отдельное внимание, его производству. И Минпром еще раз уверил, что они подали документы на сертификацию, что самолет будут строить, будут строить в Улан-Удэ. Там есть единственный вопрос: строить его в металле или строить его в композите. Вот Владимир Владимирович сказал: предусматривайте и ту, и другую возможности. Но, кстати, композита в Бурятии не производят, поэтому композитное исполнение от вас может фюзеляж уйти, а вот с металлом вы работаете, и работаете достаточно эффективно. Поэтому самолет «Байкал» будем обязательно ставить на крыло. А вот на какое крыло, композитное, металлическое или на оба, в этом еще надо разбираться, это зависит от качества разработки технологии производства композитных материалов в России. Таким образом.



М.К.: какая близкая тема авиации для Дальнего Востока!   

Ж: Анна Лим, Fishnews - новости рыболовства. 

Юрий Петрович, Вы уже сказали, что разрабатывается сейчас механизм выделения субсидий рыбакам, чтобы они могли строить краболовные суда на дальневосточных верфях. Не могли бы вы уточнить, когда будет принято это решение и о каких суммах идет речь?

Ю.Т.: Смотрите, начнем с сумм. Краболов стоит 1,4-1,6 млрд рублей, в этом диапазоне. Двадцать процентов – от 280 до 320 миллионов на судно. Это первое. Второе. Я уже сказал, что проект постановления Правительства разрабатывается. Думаю, что в течение пары месяцев мы его примем.

Ж: Шугаев Максим, «Россия сегодня», Sputnik. Хотел бы спросить, как вы в целом оцениваете роль китайских инвесторов в развитии Дальнего Востока? Планируются ли новые меры для их привлечения? И второй вопрос. В ходе июньского визита Си Цзиньпина был принят ряд значимых соглашений. Можно ли говорить, что они уже сказываются на развитии Дальнего Востока или это больше долгосрочные перспективы?

Ю.Т.: Смотрите, сегодня Китай – это самый крупный из ближайших стран инвестор на территории Дальнего Востока. Но чтобы у нас не было такой деформации в голове, хочу сказать, что 93% инвестиций на Дальний Восток – это инвестиции российских предприятий. В числе оставшихся 7% Китай на первом месте.
Что мы сейчас считаем важным – мы уверены, что можем гораздо быстрее двигаться в совместной работе по развитию инфраструктуры и в работе по развитию сельскохозяйственных проектов. У нас сейчас в сельское хозяйство на Дальнем Востоке инвестируют Китай, Япония, Индия, Вьетнам, США, Австралия и ряд других стран. Это точно можно делать быстрее. Мы стараемся сейчас предоставлять землю, стараемся создавать условия. Надеемся, что у нас еще рост инвестиций в сельское хозяйство впереди. Вот примерно такая картина. Спасибо.

М.К: Переходим к вопросам про Арктику, и я воспользуюсь тем, что работаю в «Интерфаксе» и предоставлю слово Интерфаксу. 

Ж.: Юрий Петрович, в Арктике одной из важных тем является шельф. В этой теме - одно из нововведений, предлагаемых – это работа госкомпаний-координаторов новых проектов. Можете, пожалуйста, пояснить какими функциями будет наделена эта компания, будет ли она лецензедержателем и каким образом она может получать финансовые ресурсы? Ну и кроме того, какие предложения можно сделать иностранным компаниям, чтобы они в условиях санкций все-таки пришли на российский шельф. И может быть, кто-то из иностранных компаний высказывал такой интерес.

Ю.Т.: Смотрите, первое – нет, компания не будет держателем лицензии, и это большое различие, держателем лицензии в этом случае будет консорциум с участием государственной компании и компании-инвестора. Это может быть консорциум из двух компаний, из трех, по-разному, в зависимости от интереса к данному участку шельфа. Концепция законопроекта уже разработана, здесь коллеги присутствуют, которые ей активно занимаются. Надо из этой концепции делать текст, а потом пройти весь процесс согласований. То есть работа впереди не очень маленькая. Что касается того, придут или не придут в условиях санкций. Вы знаете, мне кажется, что здесь очень важным является открыть дверь. Рассуждения на тему того – придут или не придут, пока эта дверь закрыта – они бессмысленны совершенно. Если мы откроем дверь, а они не придут, то мы будем думать, что делать, для того чтобы пришли. Но пока дверь закрыта, бессмысленно говорить об этом. И еще по поводу санкций – вот здесь коллега напоминал нам по поводу реализации проектов «Сахалин-1» и « Сахалин-2», они же работают, никто не говорит – а у нас санкции, давайте мы выйдем сейчас. Ни у кого такого желания не возникает. Если мы будем развивать международное сотрудничество, в том числе и в шельфовых проектах, я думаю, что и санкций будет поменьше. Экономика диктует свои правила.

Ж.: Светлана Задёра, РИА новости. Юрий Петрович, расскажите пожалуйста, на каком этапе сейчас разработка плана развития Северного морского пути, внесен ли документ в Правительство и есть ли какие-то идеи, которыми вы можете поделиться?

Ю.Т.: Первое – мы со второго раза, как вы знаете, проект плана поддержали. Он сейчас у нас слоеный. То есть в первый раз он содержал только работы, связанные с обеспечением ледокольной проводки. Конечно, это играет первостепенное значение в развитии северного морского пути. Но в то же время только ледокольных проводок недостаточно, нужна связь, спасение, нужна бункеровка, порты-убежища и так далее. Сейчас план разработан именно такими слоями. Есть слой, связанный со строительством ледоколов для ледокольной проводки, со строительством спасательных судов, с обеспечением связи, с развитием портовой инфраструктуры, с развитием инфраструктуры, связанной с тем чтобы транспортировать грузы от проектов до портов, с развитием наземной инфраструктуры авиации, потому что без авиации невозможно развивать Северный морской путь. Такой план существует, это уже основа для дальнейшего развития. Он точно будет дальше меняться, дополняться в зависимости от реализации новых проектов, но его основа уже есть.

Ж: Никита Шалагинов, газета «Крайний Сервер», Чукотка, Анадырь. У меня вопрос на стыке дальневосточной и арктической проблематики. У нас, как отметил Юрий Петрович, пять лет работает программа по ускоренному развитию Дальнего Востока. И, насколько мы понимаем, такая же программа верстается и для Арктики. Если смотреть на нашу карту, то у нас есть регионы, которые входят одновременно в Дальний Восток и в Арктику. Чукотка - такой классический пример. В этой связи у меня вопрос. Эти регионы получат право на участие одновременно и в программах развития ДФО, и в программах развития Арктики? Или, может, там какая-то другая форма работы предусмотрена?

Ю.Т.: Спасибо. Вы знаете, у нас есть такая дискуссия в Правительстве. Некоторые коллеги считают, что вся система преференций должна быть разработана одинаково для всей страны, и таким образом поддерживать экономику. Сказать честно, я уверен в обратном. Мне кажется, конкуренция в условиях – совсем неплохая история. Люди сами будут выбирать, какой преференциальной оболочкой выгоднее воспользоваться.
В Арктике система преференций пока еще в проекте документа, но она более либеральная, наверное, чем система преференций на Дальнем Востоке. Это тоже понятно почему. Потому что условия еще более жесткие. Какую систему преференций будут выбирать? Да, бога ради, любую. И та, и другая будут созданы в соответствии с федеральным законодательством, в соответствии с интересами Российской Федерации, а дальше инвесторы пусть выбирают на здоровье. Главное, чтобы они приходили, вкладывали деньги.
Кстати, вот в проекте Стратегии развития Арктики цифры возможных инвестиций, которые сейчас там стоят, поражают воображение – в течение ближайших пяти лет 15 трлн рублей. Я не знаю, что получится, к цифре сам пока отношусь с осторожностью. Но в Арктике, если реализуется проект, то он огромный. Мы будем стараться, чтобы таких проектов было больше.

 Ж: Максим Шугаев, «Россия Сегодня», Sputnik. Скажите, в октябре и ноябре в Совете Федерации шли слушания по поводу разработки стратегия развития Арктики до 2035 года. Можно узнать, на какой стадии находится документ и вроде в декабре должны были представить Президенту, но пока информации не было. 

Ю.Т.: Базовым документом для развития Арктики будут являться основы государственной политики Российской Федерации в Арктической зоне. Этот документ будет представлен на рассмотрение Президента России Владимира Владимировича Путина до конца текущего года. 

М.К.: Коллеги, обратите внимание, видимо все таки большинство жителей Дальнего Востока здесь, поэтому вопросов про Арктику меньше. 

Ж.: Здравствуйте. Рудько Михаил, ИА «Камчатка». В 2020 году Камчатские туроператоры запустят новые круизные маршруты по Северному морскому пути, у меня вопрос относительно того, как вы оцениваете перспективность развития Северного морского пути как туристического направления?

Ю.Т.: Вы знаете, заглядывать в будущее вообще достаточно сложно. Мы вот вам представили цифры – 2094 проекта сегодня реализуются с государственной поддержкой на Дальнем Востоке. Я как-то уже признавался, что если бы мне 5 лет назад задали вопрос – сколько на Дальнем Востоке этих проектов будет, я думаю, что я назвал бы цифру на порядок меньше. То есть где-то проектов 300. Мы были в начале пути, сейчас  мы понимаем, что этот путь все-таки получается. Мы точно всех не сделали счастливыми, но есть движение. То же самое по Арктике, только разница в том, что мы в самом начале пути. Я имею в виду самое начало пути не в том смысле, что раньше ничего не делалось. Делалось и многое делалось – в науке, в обороне и в других направлениях, в полезных ископаемых, в обосновании границ континентального шельфа. Но все-таки Арктика сейчас входит в новую эпоху развития. Потому что есть задача, поставленная Президентом РФ по достижению 80 млн тонн (грузов), потому что эта задача требует круглогодичной навигации, постоянной проводки судов, а это создает условия для транзитного использования, для туристического и многого другого. Может мы все-таки освободим людей, может мы перейдем к свободным вопросам?

М.К.: Коллеги, я обещал дать Наталье задать вопрос про Арктику, и потом мы перейдем к свободным вопросам.

Ж.: Спасибо, Михаил. Юрий Петрович, вы некоторое время назад критиковали «Росатом» в том числе за формирование плана развития Северного морского пути. К настоящему моменту этот план разработан более детально и честко, вы уже видите конкретные проекты, которые будут увеличивать перевозки и какие-то конкретные проекты, кроме проектов Новатэка?

Ю.Т.: Я уже отвечал на этот вопрос – план разработан по всем необходимым слоям, одобрен и дальше мы будем мы будем работать на его основе.

Ж.: Здравствуйте. Ирина Стругачева, Амурская область, ИА «Амур-Инфо». Вопрос такой – как вы считаете, достаточно ли сейчас принимается мер для уменьшения оттока населения с Дальнего Востока и будут ли еще какие-то меры приниматься?

Ю.П.: Нет, недостаточно. Если отток продолжается, а он продолжается к сожалению, то значит мер недостаточно. Но дело все в чем – для того чтобы люди оставались на Дальнем Востоке, приезжали на Дальний Восток, условия жизни должны быть не хуже, а еще лучше, чем в центральной России по всем показателям, таким как медицина, образование, дороги, жилье и так далее. Эта задача, которая стоит впереди, она будет реализовываться в рамках новой программы развития Дальнего Востока, мы о ней говорили – она буквально несколько дней назад одобрена председателем Правительства и сейчас мы готовимся докладывать ее Президенту, потому что эта программа будет принята Указом Президента РФ. В то же самое время я надеюсь, что определенный вклад в интерес к Дальнему Востоку внесет двухпроцентная ипотека. Мы об этом не говорили, давайте скажем простую вещь – человек, который сейчас живет в центральной части России, но возможности приобрести жилье не имеет, он может сейчас получить гектар и получить кредит под строительство дома на этом гектаре.

М.К.: Юрий Петрович, спасибо, вы затронули тему национальной программы развития Дальнего Востока. А можно чуть-чуть поподробнее это развить?

Ю.Т.: Чуть-чуть поподробнее можно, но именно чуть-чуть. Программа, я уже сказал, разработана, одобрена председателем Правительства, согласована с Министерством финансов. Вы помните, мы называли цифру 2 трлн рублей, на сегодняшний день в программе 1 трлн 560 млрд – мне кажется, что это неплохая история, если говорить о том, что до 2025 года на территорию Дальнего Востока придет 1,5 трлн рублей инвестиций из федерального бюджета на строительство медицинских учреждений, школ, дорог, жилья. Это не 2 трлн, это немножко меньше, но ничего еще не кончилось, мы будем продолжать работу, уверен в том, что до 2025 года многое еще можно сделать для финансирования Дальнего Востока.

Ж: Добрый день! Мария Селезнева, Амурская область. Следующей весной по нашему новому грузовому мосту должен пойти транспорт. Вопрос - когда мост откроется для туристов, известен ли уже размер оплаты за проезд по нему, и есть ли планы по строительству железнодорожного моста из Благовещенска в Хэйхэ? 

А.К.: Мы буквально неделю назад были на этом мосту и вместе со строителями проинспектировали. Уже можно сказать, что он достроен - остались небольшие штрихи. Самое главное - оформление документов. Это тоже очень важный процесс. Саму дорогу, напомню - это 13 км подъездных путей, виадуки, мы постараемся оформить в декабре. А вместе с китайской стороной договорились, что к июню с двух сторон мы закончим с документами. Потому что это международное соглашение, и мы оформляем его в рамках законодательства двух стран. А это не просто. Я напомню, что этот проект в стране единичный - практики нет такой. Каждый раз мы проходим новые шаги. Когда мы начинали строить мост, планировали - только под грузовой поток, потому что река Амур не позволяла круглогодично поставлять друг другу товары, а мост позволит это делать. И следующий шаг - мы подготовили ноту вместе с нашими коллегами из Министерства иностранных дел, отправили ее в Китай и ждем согласования. Для того чтобы была возможность передвижения легкового автотранспорта по мосту. Сколько это будет стоить, я сейчас не могу ответить, потому что когда готовили финансово-экономическое обоснование этого проекта, напомню, он строится без бюджетных денег, как обсуждали мост в Якутии, этот мост 100% концессионный за кредитные деньги. Отдача в течении 15 лет за счет провозной платы. То есть изначально перемещение легкового транспорта не учитывалась. Поэтому, как только мы согласуем, сразу предусмотрим такую возможность. Ну и параллельно, с китайской стороны и с российской стороны строятся пункты пропуска, ведь нужно создать условия для пограничных и таможенных служб. А это большая работа, которая ведется нашими коллегами из Минстранса. 

М.К.: Коллеги, последний вопрос. 

Ж: Зинаида Макарова, угольная столица Сахалинской области, газета «Углегорские новости». Вы сегодня много говорили про развитие Дальнего Востока, но хочу уточнить - все мы восхищаемся уникальностью Курильских островов, какие предпринимаются меры для развития Курил? 

Ю.Т.: Вы знаете, сегодня было заседание Правительства, программа развития Курильских островов признана одной из самых эффективных по исполнению. Это можно Министерству по развитию Дальнего Востока за это сказать спасибо. Но только за счет бюджетных вложений ни одна территория не развивается и не может развиваться. Нам надо развивать инвестиции на Курильских островах, надо приглашать инвесторов и российских и из ближайших стран. Мы эту работу должны активизировать. Она пока немножко задерживалась, причину думаю, вы тоже понимаете, мы ожидали, что интерес со стороны Японии станет более предметным. То есть начнется экономическое сотрудничество, и будут реализовываться совместные проекты в сфере экономики. Не начинают. Ну значит тогда нам надо просто засучить рукава и активнее работать по привлечению инвесторов из других стран и из России. Мы обязательно этим займемся. 
Хочу поздравить вас с наступающим Новым годом и поблагодарить за то, что нашли время для встречи. Всего доброго!          


#Дни Дальнего Востока

Поделиться:

Статус страницы
Раздел: Пресс-конференция Юрия Трутнева и Александра Козлова (СТЕНОГРАММА)
Дата последнего изменения страницы: 09.01.2017 16:03:25


Мнение
30.03.2020 14:51
Михаил Мишустин о борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции на территории РФ

"Президент и Правительство принимают все необходимые меры, чтобы в любом регионе России люди, которые заболели в результате заражения новым коронавирусом, и те, у кого есть подозрение на наличие этой инфекции, получали своевременную медицинскую помощь. В этой связи мы сегодня выделим дотацию в размере 33,4 млрд рублей 77 регионам. Средства пойдут на организацию дополнительных инфекционных койко-мест в больницах и оснащение их медицинским оборудованием в соответствии с утверждённым перечнем.
Кроме этого Министерство здравоохранения должно оперативно определить федеральные медицинские организации, на базе которых будут развёрнуты инфекционные койки для оказания помощи больным с коронавирусной инфекцией. Готовность должна быть полная – места, оборудование, медперсонал".
Направить обращение
Обращения в Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики в письменном виде направляются по адресу: 119121, г. Москва, ул. Бурденко, д.14.

Направить обращение