«Подъем Дальнего Востока - это наш национальный приоритет на весь XXI век»
«Разрабатываемые Правительством изменения в законодательство способствуют укреплению инвестиционной привлекательности Дальнего Востока»
«На Дальнем Востоке созданы беспрецедентные условия экономического развития территории»
Новости и события

СТЕНОГРАММА. Пресс-конференция "Дальний Восток: точки роста - 2019"

Юрий Трутнев: Мы сегодня собрались, чтобы подвести итоги года и в какой-то степени подвести итоги пяти лет по выполнению поручений президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина по приоритетам развития Дальнего Востока. На сегодняшний день для создания преференций для инвесторов, для улучшения инвестиционного климата Правительством принято 39 федеральных законов, 167 актов Правительства. Наиболее важные, принятые в 2018 году – это «дедушкина оговорка», то есть закон, который позволяет быть уверенными инвесторам в том, что условия инвестиционного климата не ухудшатся, установление нулевой ставки НДА на услуги авиаперевозок на Дальнем Востоке, распространение механизма въезда по электронной визе на все воздушные пункты пропуска и так далее.

Теперь об итогах, как они выглядят. По 2018 году индекс промышленного производства 104,4 % в полтора раза выше чем в среднем по России. У нас примерно такие темпы наблюдаются уже несколько лет подряд. Объем накопленных прямых иностранных инвестиций составляет 30 млрд долларов, это 32% от всех прямых иностранных инвестиций, поступивших за последние годы на территорию России. Мы по-прежнему считаем поддержку инвестиционных проектов важнейшим направлением нашей работы. Что произошло на сегодняшний день. Фактически инвесторами на Дальний Восток на сегодняшний день привлечено 326,5 млрд рублей частных инвестиций, 118 из них в 2018 году; созданы 27 тысяч рабочих мест -  практически половина в 2018 году. Введено в действие 183 предприятия и тоже половина в 2018 году. Темпы будут нарастать, потому что в любом случае работа начата реально около четырех лет назад до этого мы занимались формированием законодательства. Это как раз тот срок, после которого можно рассчитывать, что будут созданы проекты и построены предприятия. Назову несколько самых крупных. Это алмазодобывающее предприятие Верхне-Мунское в Якутии, горно-обогатительный комплекс «Денисовский», два агропромышленных комплекса и мини-завод СПГ на Сахалине, два логистических комплекса и завод по производству железобетонных конструкций в Приморье. Всего сегодня в стадии проектирования и реализации находится более 1480 проектов.

Какие новые механизмы мы ввели именно в 2018 году? Это интернет-сервис по предоставлению морских участков для аквакультуры. Считаем это важным, сервис прозрачный сегодня позволил уже сегодня реализовать права пользования 39 участками, площадью около 9 тысяч гектар. Поступления в федеральный бюджет примерно в три раза выше стартовый цены за счет того, что проводятся конкурентные торги. Мы сейчас пробуем подобный механизм ввести в лесной отрасли, но думаю, что это будет намного сложнее по ряду причин, но такая задача перед нами стоит. Фонд развития Дальнего Востока ее будет реализовывать.

Повышаются вывозные пошлины на вывоз круглого леса. В этом году они уже 40%, и мы исходим из того, что должны использовать этот режим для того, чтобы повысить глубину переработки на территории РФ. Происходит отбор инвестиционных проектов под квоты на рыбу, в рамках отбора квот будет построено 14 рыбоперерабатывающих заводов, 9 судов. Тоже считаем важным, создан Дальневосточный фонд высоких технологий, он пока только начинает работу, и мы будем прилагать все усилия чтобы он работал.

Вот коротко то, что я хотел сказать про экономику. Ну и, наверное, самый понятный вопрос, который должен возникнуть в конце этого рассказа. Удовлетворены ли мы тем, как идут дела. Ответ: не совсем. 4,4% - неплохой темп роста вообще для страны, для мировой экономики неплохой темп роста. Но Президент России Владимир Владимирович Путин на прошлом ВЭФ поставил нам задачу 6%. Вот мы с Александром Александровичем Козловым, со всеми коллегами, которые работают в Министерстве развития Дальнего Востока, полномочном представительстве Президента в январе собирались и целый день обсуждали, как достичь 6%. Знаем препятствия, знаем, что нам мешает. Есть еще над чем поработать.

И теперь коротко о социальном развитии, мы им начали заниматься недавно. Оно идет по двум направлениям: во-первых, это работа с существующими федеральными целевыми программами, государственными программами, которые направлены на развитие здравоохранения, образования культуры и спорта. Вы знаете, что есть решения приоритезации этих программ, то есть должно быть уделено первостепенное значение развитию Дальнего Востока. Норматив был 5,5 %, сейчас в связи с увеличением территории округа, в связи с тем, что вошли две новые территории – Забайкалье и Бурятия – решение Правительства 7,2%. То есть не менее 7,2% в инвестиционных разделах всех госпрограмм должно быть направлено на Дальний Восток. Параллельно мы ведем работу по созданию условий для жизни людей в центрах экономического роста и надо делать так, чтобы там были больниц, школы, детские сады, спортивные комплексы. На эти цели выделено до 2020 года в федеральном бюджете 65,2 млрд рублей. Будут построены 22 больницы, 31 школа, 33 спортивных объекта, 10 домов культуры. Ряд объектов уже завершен. Это школа №135 в Якутске, 8 ФАПов в Приморском крае, бассейн в поселке Чегдомын Хабаровского края, многофункциональный спортивный центр в Южно-Сахалинске, 30 учреждений среднего профессионального образования модернизированы по стандартам Worldskills, приобретены квартиры для медицинских работников в Еврейской автономной области. Ну и сейчас мы начали эту работу проводить в Бурятии и Забайкалье, я буквально вернулся из командировки, намечен целый ряд объектов. Это новая работа для этих территорий, мы постараемся в самое ближайшее время в ней разобраться и проводить ее также, как мы проводим ее в других территориях. И последнее, что я считаю важным сказать в своем выступлении. Сейчас у нас в стране очень важный этап развития. Все министерства, Правительство РФ работает над реализацией национальных проектов. Для нас принципиально, чтобы все цели, поставленные Президентом РФ Владимиром Владимировичем Путиным в 204 Указе, были выполнены по каждому субъекту РФ, расположенному на Дальнем Востоке. Есть поручение Президента о том, чтобы к 2024 году все основные показатели жизни людей на Дальнем Востоке превышали среднероссийские. Сегодня большинство таких показателей пока, к сожалению, отстают, поэтом работа предстоит большая. Мы будем добиваться того, чтобы все необходимые меры были предусмотрены министерствами профильными в рамках национальных проектов. Эта работа ведется. Такую сверку, что получается на день сегодняшний мы будем проводить в рамках Сочинского экономического форума. Там соберем всех губернаторов, соберём представителей министерств и посмотрим, что получается на сегодняшний день. И наконец у нас есть крайне важный для Дальнего Востока этап работы, связанный с разработкой Национальной программы. Я скажу так, то, где мы будем считать недостаточными меры, принимаемые в рамках национальных проектов, мы обязаны погрузить в Национальную программу развития Дальнего Востока. Эта работа должна быть завершена к сентябрю текущего года и доложена в рамках Восточного экономического форума. 

Вопрос из Приморского края (Ольга Ильченко, «Приморская газета»): На Восточном экономическом форуме 2018 года Владимир Владимирович Путин давал поручение о том, что остров Русский центров стартапов, где крупные российские и транснациональные компании будут разрабатывать и апробировать инновационные разработки. В каком состоянии сейчас находится данное поручение.

Юрий Трутнев: Мы по нескольким направлениям идем. Прежде всего мы считаем, что надо создать такой центр кристаллизации, потому что наука развивается там, где уже есть специалисты, есть ученые, есть условия для разработок поэтому прежде всего мы попросили крупные компании, которые работают на Дальнем Востоке создать на острове Русский центр компетенций. На сегодняшний день у нас есть принятые решения от Росатома, Роснефти, Газпрома. Они будут этим заниматься, но этого недостаточно. Параллельно мы будем строить там технопарк, создавать условия для реализации проектов теми молодыми учеными, которые работают сегодня на Дальнем Востоке которые сегодня работают в ДВФУ, создавать условия, чтобы студенты участвовали в этой работе. Сегодня таких проектов достаточно много, существует такая среда в ДВФУ, мы будем ее всячески развивать. Я уже говорил о Фонде высоких технологий. Я должен сказать, у нас нет всех ответов на вопросы, как сделать остров Русский центром именно научного технологического развития. Те меры, о которых я вам рассказал, будут приняты, но мы будем искать и другие пути тоже. Понятно, что технологии – это всегда конкуренция, нам надо в этой конкуренции научиться выигрывать.

Вопрос из Читы, Забайкальский край (Антон Калганов, «Радио Маяк» ГТРК Чита): Юрий Петрович, Александр Александрович, вопрос к вам двоим. Забайкалье действительно ждут новые перспективы в связи с присоединением к ДФО и мы, забайкальцы, с нетерпением ждем появления территорий опережающего развития, а также распространения особых экономических условий свободного порта Владивосток. Но в связи с этим возникает и немало вопросов. Как мы будем привлекать резидентов в эти территории. На ком в конечном счете будет лежать ответственность за привлечение инвесторов? И если их в итоге не будет, будет ли даваться оценка эффективности региональных управленцев в этом ключе?

Юрий Трутнев: Хороший прозвучал вопрос… «если их не будет». Если их не будет нам нужно в отставку уходить, но они будут. Я расскажу вам, как работает технологический процесс. Прежде всего действительно идет поиск инвестора, он идет и силами региональных администраций, и силами Агентства по привлечению инвестиций. После этого мы все должны убедиться, что эти инвестиции состоятся. Особенно в тех случаях, когда нам необходимы тратить бюджетные средства на строительство инфраструктуры ТОР. Если мы видим, что проект большой, средств нужно много, то скажу честно, мы страхуемся, мы заключаем обязывающее соглашение, когда инвестор подписывается, что он обязательно реализует этот проект, а, если не реализует, то обязуется, что вернет государству те деньги, которые затрачены на инфраструктуру. Такая методика работает. У нас есть ситуации, когда не реализованы инвестиционные проекты, мне кажется, это нормально. Я уже назвал вам цифру более 1480. Так вот такой брак, когда проект заявлен, но не реализуется, составляет всего около 1,7 % - это не большой брак. Мы по каждому проекту помогаем. Если необходимо вместе с инвестором разбираемся, что мешает проекту, помогаем. Будем точно также работать и на территории Забайкалья. Ответственность, конечно, будет общая и руководства Забайкалья тоже, потому что с предложением о создании ТОР всегда выступает руководство региона, мы в Москве сами ничего не решаем, ну и, конечно наша ответственность, потому что мы принимаем конечное решение в Правительстве.

Александр Козлов: Мы в декабре месяце, в третьей декаде подписали соглашение с губернатором Забайкальского края в присутствии Юрия Петровича об интеграции по всем направлениям, институтам развития, всем механизмам, законам, о финансировании, которым мы можем участвовать на территории Забайкальского края. На прошлой неделе прошло совещание и от губернатора Забайкальского края поступили уже предложения. Юрий Петрович их рассматривал: это было 18 проектов на сумму 315 млрд рублей инвестиций на создание 18 900 рабочих мест и, конечно, с предложением, поддержать эти проекты. На инфраструктуру цифра порядка 27 млрд. С точки зрения понятия которое мы используем, мультипликатор должен быть один к десяти. Что это значит? Инвестор вкладывает 10 рублей, а государство помогает рублем. В данном случае это возможно. Сегодня все эти заявки проходят группой специалистов всех институтов развития проверку. Для того, чтобы таких проектов, которые потом попали в эти 1,7 % было меньше, предстоит большая работа. Также есть такое постановление Правительства 1055, по которому есть возможность строить инфраструктуру. Вы знаете, что для Дальнего Востока, для Забайкалья, для Бурятии, это вопросы стратегически важные, когда нет дорог, нет линий электропередач. У нас есть такой механизм поддержки. Когда Юрий Петрович был в Забайкалье, мы предлагали три проекта, мы сейчас их тоже рассматриваем и в конце февраля должны сделать доклад. И, если все проработано тщательно и документы готовы на поддержку, будем проводить подкомиссию и принимать решение на уровне Правительства РФ, которое потом будет доложено Председателю Правительства РФ.

Юрий Трутнев: Я только одно скажу, территории опережающего развития в Забайкалье и Бурятии будут созданы. На это уйдет какая-то работа, но мы не просто ждем, что это возникнет, мы добьемся, чтобы это возникло, иначе просто не будут выполнены основные задачи в отношении Забайкалья и Бурятии, потому что задачей их присоединения к ДФО было именно экономическое развитие.

Вопрос из Бурятии (Иванчиков Александр, ТК «АТВ» ): Приято слышать, что ТОР все-таки будут созданы в Бурятии. Но в дополнении к экономическим вопросам о демографии хотелось бы спросить. в Бурятии всегда была высокая рождаемость, но в последние годы начала снижаться. Будут ли какие-нибудь дополнительные меры рождаемости для Бурятии, для Забайкальского края в связи со вступлением в ДФО?

Юрий Трутнев: Уже сегодня по поручению Президента РФ Правительством одобрены специальные меры поддержки рождаемости. Это единовременная выплата при рождении первого ребенка в двукратном размере прожиточного минимума, увеличение на 30% размера материнского капитала при рождении второго ребенка, ежемесячная денежная выплата семьям при рождении третьего ребенка, сниженная ставка ипотечного кредитования. Все эти меры будут распространены на Бурятию и Читу.   

Вопрос из Хабаровска (Капсамун Иван, ГТРК «Дальневосточная»): «Дальневосточный гектар», наверное, самый масштабный проект в новейшей истории России. Прошло два года с тех пор как у любого жителя России появилась возможность взять землю на Дальнем Востоке. А выбор тут огромный, потому то Дальний Восток--почти половина территории страны. Многие берут землю, но не все с благими намерениями. Ну вот, например, некоторые жители Ивановской и Тверской областей взяли участки в Комсомольском районе Хабаровского края. Это место очень красивое, живописное, там просто «живая Третьяковка». Но они срубили там все деревья. И не только на территории своих гектаров, но и вокруг. Это увидели местные охотники и сразу сообщили в полицию. Сейчас по данному факту возбуждено уголовное дело. Но самое печальное, что это не единичный случай. Можете ли вы как-то обезопасить, обезопасить «дальневосточный гектар» от такого варварства? Возможно ли это?

Юрий Трутнев: Вы знаете, к работе на дальневосточном гектаре относится все то же самое, что и к любой деятельности на территории Российской Федерации, на территории Дальнего Востока. Нарушать законодательства на одном гектаре нельзя точно так же, как нельзя рядом с этим гектаром. Поэтому то, о чем вы говорите, это нарушение законодательства. Вы говорите, что меры уже приняты уголовное дело возбуждено, здесь представители полпредства присутствуют, мы их тоже попросим это проконтролировать. Знаете, дальневосточный гектар на сегодняшний день уже предоставил возможность иметь землю, трудиться на ней около 50 тысячам жителям Дальнего Востока и Российской Федерации. Мне кажется, это хорошо. В то же самое время мы видим, что те люди, которые хотели воспользоваться этой возможностью, ей большей частью воспользовались. Заявок становится меньше. Мы думали над этой проблемой. Например, есть предложение, дату какую-то установить, и после нее перестать выдавать дальневосточный гектар. Чтоб уж до конца определиться, кто хочет, пусть получает. Мы такое предложение не поддерживаем. Я, например, считаю, наоборот, нам надо сейчас подумать над теми препятствиями, которые можно еще ликвидировать. Мы сегодня добились одного, получения земли в рамках программы «Дальневосточный гектар» точно самое быстрое в России, и, думаю, одно из самых быстрых в мире, потому что таких сроков предоставления земли - в течении 45 дней получить земельный участок – мало. Но теперь надо делать качественный анализ, что мы предоставляем. На сегодняшний день довольно много территорий находится в серых зонах. Иногда это обоснованно. Когда мы говорим об особо охраняемых территориях, землях Минобороны, иногда губернаторы подстраховались, потому что, скажем так, разграничение территорий проводили субъекты, мы в это особо не вмешивались. Мы исходили из того, что каждый субъект, люди, законодательное собрание должны определять, какую часть земли защитить и не предоставлять. Мне кажется, что с опытом реализации программы «Дальневосточный гектар», ей уже около трех, можно подумать над тем, чтобы ряд серых зон особенно у населенных пунктов подсократить. Почему особенно около населенных пунктов? Потому что люди ведь более всего говорят о том, что мы бы, конечно, взяли один гектар, но нам нужна дорога, энергетика и так далее. Проще всего конечно, эти вопросы решить рядом с населенными пунктами. Эти зоны оставлены для развития территорий. Но это надо еще раз проверить, может быть развитие территории будет происходить и за счет того, что люди получат один гектар. Дома построят.

Модератор: Это какой-то процент серых зон? Их ограничат? Или нет, это будет каждый регион решать?

Юрий Трутнев: Мы оставим механизм решения в регионах. Мы просто будем убеждать губернаторов, работать вместе с ними. У нас для этого тоже институты развития существуют, они должны работать. Но забирать компетенцию и командовать из Москвы, что отдавать на территории субъекта, а что пока зарезервировать, мы не будем. Это неправильно.

Модератор: Насколько мы знаем, на новых территориях программа тоже будет работать. уже решено, какая это будет земля, с какого момента и по каким правилам? Будут ли у них особые правила?

Александр Козлов: С 1 июля пилот – жители Забайкалья и Бурятии начинают уже пользоваться этой возможностью. Еще через полгода - жители Дальнего Востока, и только потом все жители России.

Юрий Трутнев: Я знаю, что сегодня у новых субъектов, особенно у Бурятии, присутствует такое настороженное к этому отношение. Мы с ним уже сталкивались, то же самое у нас в Якутии происходило, все говорили, землю нашу всю расхватают. Но сегодня таким проблем и опасений нет, программа работает нормально. Люди и прежде всего граждане, живущие как раз в Якутии, с удовольствием этой возможностью пользуются. Они, по-моему, на третьем месте по получению одного гектара.

Вопрос из зала (Японское информационное агентство Дзи-Дзи Пресс): Недавно стало известно, что на ВЭФ впервые будет представлена площадка для презентации технологических инноваций из азиатских стран. Не могли бы вы более подробно рассказать про эту инновацию?

Юрий Трутнев: Вы знаете, мы вообще исходим из того, что Восточный экономический форум должен быть не только площадкой, на которой мы рассказываем о том, что происходит на Дальнем востоке. Конечно, это необходимо, для этого мы и приглашаем гостей. Но мы бы хотели, чтобы это была площадка, на которой можно делиться опытом, на которой можно создавать самим проекты, совместные проекты. Поэтому мы целый ряд мер рассматриваем. В том числе, я уже говорил о строительстве технопарка на острове Русском и кроме того, мы будем строить на острове Русском конгрессно-выставочный центр. Думаю, что в этом году уже завершим разработку проектно-сметной документации. С будущего года мы это строительство начнем. Это уже будет такая круглогодично действующая площадка, на которой мы надеемся принимать выставки, экспозиции из ближайших стран мира, ну делать свои выставки.

Вопрос из зала (Издательский Дом «Гудок»): Как вы оцениваете востребованность МТК «Приморье-1» и МТК Приморье-2» со стороны участников рынка? Какие новые проекты по развитию коридоров стартуют в 2019 году? И какие настроения в сфере железнодорожных перевозок в ДФО?

Юрий Трутнев: Сложные проекты. Большие и дорогостоящие. Для того, чтобы их реализовать нужна финансовая модель. Мы встречались с нашими соседями, с корпорацией СССС, которая занимается именно инфраструктурным строительством в Китае. Договорились сними, что они проработают именно тот вопрос, о котором вы сказали, востребованность коридоров с точки зрения перевозки грузов из Китая к портам Приморья. потому что основная цель коридора «Приморь-2» связана как раз с загрузкой наших портов. Выгода здесь для Китая в том, что они получают короткий выход к морю, а мы получаем загрузку наших портов, а, следовательно, их экономическое развитие, возможности строить новые мощности. Эта работа пока продолжается, она продолжается несколько медленнее, чем хотелось бы, но мы будем стараться ее довести до конца. Эта тема неоднократно обсуждалась на встречах лидеров наших стран. Такие поручения есть и от Президента нашей страны в наш адрес и от руководителя Китая в адрес их ведомств, но пока у нас сформулированной позиции китайской стороны нет.

Есть еще одна точка уязвимости. Это погранпереходы. Думаю, этот вопрос вас тоже интересует. С погранпереходами очень плохо. Владимир Владимирович Путин на заседании Президиума Госсовета во Владивостоке дал Минтрансу достаточное жесткое поручение в этой части. Пока оно не выполняется. Мы еще какое-то количество времени будем с ними общаться на эту тему, потом возникнет обязанность докладывать Президенту. Сегодня погранпереходы значительно сдерживают наши экономические отношения, они находятся в неудовлетворительном состоянии. Пять переходов, при чем таких ключевых переходов, принадлежит частным структурам. Сейчас идет работа по их выкупу, все это нужно делать как можно быстрее. Быстрее их выкупать и быстрее их оборудовать на том уровне, на котором должны быть оборудованы погранпереходы в государстве российском.

Вопрос из зала (ОГТРК "ЯМАЛ-РЕГИОН"): Дальнейшее социально-экономическое развитие Арктики каким будет? Есть ли какие-то системны решения? Ну и кандидатуру человека назовите, который будет курировать Арктику? Кому вы доверите курировать этот во всех смыслах самый дорогой регион?

Юрий Трутнев: Начнем с социально-экономического развития. Нас периодически критикуют, что мы больше занимаемся экономикой. Хочу сказать, что с уважением относимся к критике, но продолжать будем делать то же самое. Потому что, чтобы тратить деньги их надо заработать сначала. Точно такой же подход у нас будет и в развитии Арктики. Можно, конечно, встать в очередь к Минфину и сказать, дайте нам три мешка денег и тогда мы все сделаем, но, на мой взгляд, это абсолютно бесперспективно. Это перетягивание одеяла в разные стороны ничего не даст. В Арктике надо создавать систему преференций, она не может быть зеркальной по отношению к Дальнему Востоку. Она должна быть совершенно другой, потому что в Арктике с инфраструктурой с расстояниями, с погодой, все еще намного сложнее. Поэтому мы будем создавать совершенно новую экономическую модель и начинать опять же с того, что будем поддерживать инвестиционные проекты, связывать их с Северным морским путём, обеспечивать, чтобы на Северном морском пути было ледовое сопровождение, была безопасность, была связь, было обслуживание в портах, это огромная работа, которую нужно просто собрать как управленческую матрицу. И, естественно, параллельно заниматься вопросами жизни людей, развитием территорий, я тут вынужден попросить людей чуть-чуть подождать с интенсификацией социальных программ. Мы должны сначала запустить экономику. Чуть-чуть – это действительно недолго. Вы знаете, что мы на Дальнем Востоке буквально через два-три года перешли к решению и социальных проблем тоже. Теперь отвечая на ваш вопрос, кто будет за это отвечать. Это не вопрос, кому я доверю, это вопрос, кому доверит Правительство. Это вопрос его компетенций – назначение заместителей министра. Это вопрос мы с Дмитрием Анатольевичем обсуждали, работать на арктическом направлении будет Крутиков Александр Викторович, который сегодня работает заместителем Александра Александровича Козлова. Он работает в министерстве давно, он опытный, квалифицированный человек. Начнет работу незамедлительно. Его не надо принимать, не надо выделять штат, потому что, как вы знаете, есть решение Президента РФ, которое уже прозвучало, но Указа еще нет. Соответственно, у нас нет ни одного человека, дополнительной численности на Арктику. Один человек есть у меня в секретариате вот сейчас будет заместитель министра, который может уже сейчас начинать работу. Это абсолютно необходимо.  Форум близко «Арктический». Уже сегодня весь поток поручений по Арктике пошел в наш адрес, кому-то заниматься всем этим надо.

Уточнение из зала: Что-то изменится в Госкомиссии по Арктике?

Юрий Трутнев: Чудес не бывает, к сожалению. Активизация работы по Арктике нуждается в создании центра компетенций в Правительстве. Я встречался со многими людьми, занимающиеся Арктической проблемой. Хочу сразу сказать, что эти встречи произвели на меня очень хорошее впечатление. Там действительно работают специалисты, профессиональные компетентные и преданные своему делу. Но для того, чтобы компетентно с ними взаимодействовать, нам нужно собрать специалистов в Правительстве РФ, в Министерстве. Эта работа начинается с того, что мы передадим это в обязанности Александру Викторовичу Крутикову, от всех других направлений он будет освобожден. И мы постараемся этот центр компетенций создать, тогда и госкомиссия по Арктике будет работать по-другому. На то, чтобы госкомиссия изменила свою работу срок более полугода недопустим, но в целом и полностью, такая модель развития получается в течении полутора лет, раньше вряд ли получится. Но постараемся, чтобы это была действительно целостная модель. Потому что сегодня по тем большим проектам, которые реализуются, вопрос очень много. Сегодня они решают все вопросы с каждым ведомством отдельно это требует большого количества времени. Это работу нужно построить по-другому.

Видеовопрос из Чукотского автономного округа (Кошеленко Павел, ИА «Чукотка»): Что даст вхождение Баимки в расширенную ТОР «Чукотка» округу и инвестору? Ускорит ли этот проект строительство автодороги «Омсукчан – Анадырь» и энергомост «Магаданская область – Чукотский АО»?

Юрий Трутнев: Проект освоения Баимской рудной зоны имеет для Чукотки, на мой взгляд, фундаментальное значение. Это практически удвоение валового продукта, 5 млрд долларов инвестиций. Этот проект довольно долго не двигался, вы об этом прекрасно знаете. Сейчас он поехал, во многом потому что мы в состоянии представить ему преференции, представить ему поддержку. Энергомост будет строиться, автодорога будет строиться. Мы сейчас находимся в стадии выстраивания реализации этого проекта, графика его реализации. Мы уже обсуждали это в Правительстве, немало денег нужно затратить на его реализацию в том числе, чтобы обеспечить этот проект энергетикой, но ответ однозначный. Мы будем делать все от нас зависящее чтобы он был реализован, потому что он изменяет жизнь на Чукотке. Он создает рабочие места, он создает значительные налоговые поступления.

Александр Козлов: С запуском этого проекта прирост выпуска меди в России составит 15-20%. То есть это проект российского масштаба, а не только Чукотки.

Модератор: Еще один вопрос от Чукотки. Чукотка очень ждет нормальную связь и нормальный Интернет. Они очень надеятся, что как-то этот вопрос можно будет решить.

Александр Козлов: Вопрос насущный. Мы разговаривали с нашим Министром связи. Это вопрос в его компетенции. Он полностью погружен в эту тематику. Сегодня финансирование в программе Минкомсвязи есть, возможность начать работу есть. Но это очень дорогостоящее мероприятие. Мы можем сравнить это с тем, какая работа был проделана для Курильских островов по поручению Президента. Сегодня Минкомсвязь поставил перед собой задачу начать эту работу и сделать так, чтобы понятие «дорого» осталось в прошлом. Туда будем тянуть ВЛ 220. Почему бы эти процессы не совместить? Есть некоторые вопросы технологические, которые можно решить, совмещая два вида работ. Этим самым стоимость затрат уменьшить. Сегодня Минкомсвязь эту работу ведет, регион в курсе. У нас запланирована совместная поездка на Чукотку в ближайшее время, после чего информация будет доведена в деталях с графиком и фамилиями ответственных.

Вопрос из зала (Fishnews): Вы упомянули о строительстве судов под инвестиционные квоты. В 2016 году вы предлагали распространить этот механизм и на крабовые квоты, но сейчас Минсельхоз подготовил законопроект, по которому крабовые квоты будут с аукциона продаваться. Как вы относитесь к этой идее, как это может сказаться на развитии дальневосточных регионов?

Юрий Трутнев: Давайте я возьму таймаут. Мы договорились, что будем проводить подкомиссию по рыбе по Дальнему Востоку. Мы договорились, что мы ее проведем, посмотрим внимательно эти вопросы. И отдельно вам отвечу.

Вопрос из зала (Журнал «Мы любим Россию»): Каковы перспективы поставки сельхозпродукции Узбекистана в регионы Дальнего Востока?

Юрий Трутнев: У нас механизмы работают следующим образом. Мы создаем условия для расширения торгово-экономических отношений со всеми странами. Мы анализируем и, я надеюсь, что у нас неплохие условия на Дальнем Востоке. Надо инфраструктуру развивать, но во всем остальном мы двигаемся. Что касается отношений между странами, они регулируются межправительственными комиссиями и дней инвестора. Дни инвестора мы проводим для тех стран, где уже есть какой-то накопленный объем развития отношений, экономики. Дня через три я буду проводить встречами с корейскими инвесторами. Давайте мы посмотрим сегодня Узбекистан, давайте я буду считать это пожеланием.

Вопрос из зала (немецкое телевидение CDF): Мы вернулись с поездки с Дальнего Востока. С помощью АРЧК посетили приморье и Хабаровский край, встречались с гектарщиками. Энтузиасты. Как государство планирует помогать этим людям, потому что они, как правило, люди не богатые. Они жалуются, что губернатор Хабаровского края хотел закрыть краевой сельскохозяйственный фонд, который им помогал. Получается, одна рука дает другая – берет.

Юрий Трутнев: Мы все живем в одном государстве и политика у нас общая. Что касается инвестиционного климата, вы знаете, что перед нами стоит задача, поставленная Владимиром Владимировичем, всем регионам Дальнего востока войти в тридцатку по инвестпривлекательности. На сегодняшний день уже шесть регионов у нас сделали довольно большой рывок по двадцать позиций, по тридцать позиций, и мы эту работу будем продолжать с каждым губернатором вне зависимости от того, как он там смотрит на жизнь, на инвесторов, мы будем работать, добиваться того, чтобы линия поддержки была сквозной. У меня есть иногда сигналы, не буду сейчас называть ни фамилии губернаторов, ни территории, когда губернаторы не могут удосужиться встретиться с инвесторами или не поддерживают их. Политика поддержки инвестиций — это не мое изобретение, это позиция Президента РФ. И у нас достаточно сил и возможностей добиться, чтобы каждое должностное лицо на территории ДФО эту политику поддерживало и разделяло. в противном случае просто будем с людьми прощаться. Что касается энтузиастов, у нас их немало. Некоторые проекты немного удивляют, но и радуют одновременно. Вот вы упоминали Приморье. В приморье у меня недавно была встреча с австралийским инвестором, он инвестирует в сельское хозяйство. Он на встрече тоже поднял руку. Он назвал пару технических вопросов, в которых ему надо помочь, а потом сказал: «А еще у меня есть вопрос о получении российского гражданства». Такие вопросы мне нравятся, мы будем их поддерживать и, если инвесторы из Австралии и других стран хотят жить и работать на Дальнем востоке, считаю, что это неплохо.

Вопрос из зала: Готовитесь ли вы к приему северокорейского лидера на Дальнем Востоке в ближайшее время?

Юрий Трутнев: Мы абсолютно открыты для контактов и работы на Дальнем Востоке. Я не отвечаю за международную повестку, хотя Александр Александрович, у нас возглавляет Межправительственную комиссию с КНДР. Может быть он знает здесь больше меня. Я хочу сказать, мы с удовольствием принимаем на Дальнем востоке предпринимателей, правительственные круги из соседних стран, лидеров других стран и будет это делать дальше. Существующая тенденция, связанные с размежеванием, ссорами, санкциями, они ни к чему хорошему не ведут. К развитию человечества ведет только открытый диалог, сотрудничество и взаимоуважение.

Александр Козлов: Наша работа строится строго в рамках резолюций Совбеза ООН. Мы планируем в марте месяце провести девятое заседание Межправкомиссии.

Видеовопрос из Магаданской области (ТК «Колыма+»): Государство ставит цель привлечь на Дальний Восток новых жителей. Для этого желающим переехать создаются преференции, а также создаются условия для работы квалифицированным вахтовикам. Не будет ли справедливо со стороны государства создать и особые условия для тех, кто на Дальнем Востоке живет с самого рождения? Что, по вашему мнению, необходимо изменить в подходах к развитию ДФО, его социальной и демографической политике именно по отношению к коренным жителям.

Юрий Трутнев: Если бы мы считали, что что-то надо изменить в подходах к реализации государственной политике, мы бы это сделали незамедлительно. В части льгот по отношению к живущим на Дальнем Востоке людям то, что мы говорим в механизме поддержки инвестиционных проектов, в налоговых преференциях, в создании условия для жизни людей, в улучшении качества медицинской помощи, образования и так далее. Это делается для всех, это делается для приезжих, для тех, кто живет и для тех, кто будет жить, здесь нет разности. Отдельно создавать какую-то систему преференций за то, что человек живет на Дальнем Востоке, считаю странным. Тогда нам нужно создавать систему преференций за то, что человек живет в Сибири и на Урале. Там тоже не все хорошо. Мне кажется, что выход в другом. Все те механизмы, которые мы сейчас используем требуют определённой активности, требуют много работать, принимать на себя ответственность, но другого пут нет. Мир конкурентен, по-другому ни одна территория не развивается. Поэтому мы будем продолжать совершенствовать наши механизмы, большие надежды возлагаем на реализацию национальных проектов на территории Дальнего Востока, на создание национальной программы развития. В этом отношении будем убирать все те проблемы, которые являются для жителей болезненными. Мы для этого сейчас работу ведем по всем регионам, в каждом регионе, расположенном на Дальнем Востоке, собираются предложения граждан. Они собираются на сайте в сети Интернет, в режиме живого общения. Я в таких встречах в ряде регионов тоже принимал участие. Мы будем все это учитывать, но отдельно создать какие-то выплаты за то, что человек живет на Дальнем Востоке, считаю абсолютно бессмысленным.

Александр Козлов: Хочу добавить, что на последней подкомиссии под председательством Юрия Петровича было принято решение выделить финансирование на дорогу именно в Магадане, которая ведет в порт. Это единственный путь сообщения между портом и Магаданом. Это муниципальная дорога. Магадан бы никогда не справился. В рамках развития точек социально-экономического роста было принято решение о финансировании. 50% идет через программу Минвостокразвития, 50% идет за счет источником Министерства транспорта РФ. Это один из ярких примеров, что механизмы работают как для новых проектов, которые будут создаваться в инфраструктуре порта, а там уже есть такие предложения, со стороны собственников порта, но и для тех людей, которые живут в Магадане с точки зрения стратегической безопасности. Юрий Петрович упоминал сайт. Он называется дв2025.рф. Это сайт, на который мы получаем предложения от дальневосточников и не только, связанные с формированием национальной программы, которую нам поручено Президентом утвердить в течение 2019 года. Немного статистики. У нас уже зарегистрировалось более 31 тысячи пользователей, экспертов 206 и одобрено предложений 11 369, параллельно мы ведем работу с региональными командами по отраслевому принципу. Всю неделю здесь прожил весь социальный блок наших коллег губернаторов – это министры здравоохранения, образования, тех вопросов, которые очень важны для дальневосточников, которые, если не найдут своего решения в национальных проектах, должны его найти в национальной программе. Учитывая и новшества, и то отставание, которое есть в рамках Российской Федерации, а также ту специфику, которая есть на Дальнем Востоке – это транспортная отдаленность, все те вопросы, которые волнуют жителей Дальнего востока и тех, кто приедет туда работать и сегодня, и завтра в том числе.

Юрий Трутнев: Вы знаете такие разговоры распространены. Новому проекту помогаете, а старому не помогаете. Тем, кто переезжает даете подъёмные, а тем, кто здесь живет не даете. Хочу объяснить, почему мы не можем помочь старым проектам, уже существующим и льготировать их по налогам. Потому что будут выпадающие доходы бюджета РФ. В этом случае Минфин не даст нам это осуществить, потому что мы в бюджете потеряем, а бюджет сбалансирован и нужен для того, чтобы люди нормально жили во всех регионах, чтобы все задачи, стоящие перед страной, выполнялись. Ответ простой – надо создавать новые проекты, надо модернизировать старые предприятия, в этом случае у нас возникают возможности помогать. С людьми то же самое, если люди участвуют в инвестиционных проектах, осваивают один гектар, то возможности наши помогать значительно увеличиваются.

 

Вопрос из Камчатского края (Ляйсан Латыпова, ИА «Камчатка»): В 2019 году несколько дальневосточных регионов получат федеральные деньги на так называемые социальные нужды. Существует ли подобная программа в отношении Камчатского края. Если да, то в какие сферы экономики поступят деньги?

Александр Козлов: До конца 2020 года, так как это бюджетный процесс, мы планируем 241 одно мероприятие во всех регионах Дальнего Востока, в том числе, как было сказано, в Забайкалье и Бурятии. В Камчатском крае одобрено три проекта, часть уже реализованы. В 2018 году осуществлена модернизация материально-технической базы, 8 учреждений Камчатского края поучаствовали, потому что для новых предприятий нужны рабочие руки и детей нужно сегодня учить на том оборудовании, которое сегодня используется на производстве. Это очень дорого стоит и в данном случае на выделенные средства это было сделано. В 2018 году начато и дальше будет продолжено строительство Камчатской краевой больницы. В рамках подкомиссии, которую возглавляет Юрий Петрович, было в 2018 году предусмотрено 4 млрд рублей на эту стройку. Это только первая очередь и сегодня Камчатский края взял на себя обязательство, что оставшуюся часть, они будут реализовывать через концессию, из регионального бюджета, используя другие меры поддержки. Хотелось бы также сказать, что сегодня в регионе планируется и спортивное сооружение. Это стадион «Спартак», который по лану будет сделан в 2019 году. Деньги также были предусмотрены. Вот те объекты, которые попали, и по ним уже есть решение. Дополнительно объекты, которые будут подниматься регионом, будут рассмотрены в рамках тех механизмах, о которых шла речь.

Вопрос из зала (Якутское информационное агентство): Хотела поблагодарить, что сдвинулось с мёртвой точки строительство якутского онкологического диспансера. подскажите, как вы видите продолжение этого проекта, поскольку введена в прошлом году первая очередь? И как вы видите проект по строительству кардиологического центра? И возможно ли включение этих проектов в национальные или государственные программы.

Юрий Трутнев: Надо, чтобы у вас была единая позиция с Минздравом. Мы это проект выносили на Подкомиссию, деньги мы бы на него нашли. Минздрав сказал, что считает эту заявку необоснованной. Давайте мы дальше будем сверять позиции. У нас же центры медицинские строятся не по принципу, где хочется, а по принципу доступности для населения, обеспечения населения квалифицированной медицинской помощи, по принципу нуждаемости, что это людям нужно. Как только со стороны Минздрава будет позиция, что это нужно людям, первое, что мы скажем, раз поддерживает, включите в национальный проект здравоохранения, но и сами будем участвовать, будем помогать.

Видеовопрос из Республики Саха (Якутия) (Республиканская общественно-политическая газета «Якутия», Басыгысов Руслан): Вы знаете, как жители Якутии ждут строительство Ленского моста, какие усилия прилагает глава республики. Мы все внимательно следим, как решается этот вопрос на федеральном уровне. Ваша позиция по данному вопросу - вы за мост?

Юрия Трутнев: Самый легкий ответ – я за мост и за все другие объекты, но немного безответственный такой вариант ответа. я считаю, что каждый рубль бюджетных средств может тратиться только тогда, когда он эффективен. У нас нет бесконечного количества ресурсов, нам много еще нудно построить и мостов, и дорог, очень много на Дальнем, Востоке и на других территориях России. Но мы должны считать, сколько транспорта пойдет, через какое количество времени деньги, вложенные в этот проект, окупятся. с этой точки зрения, я пока сбалансированного технико-экономического обоснования строительства моста не видел. Как только увижу и соглашусь с ним, буду этот проект поддерживать. А так на уровне просто заявлений, я говорить не готов, привык за свои слова отвечать. Пока, считаю, надо обосновывать ТЭО.

Вопрос из зала (Deutschland radio): Еще один вопрос про остров Русский. Как развивается остров как первый русский офшор? Как вы планируется развивать там инфраструктуру? я бы по адресу, где зарегистрирован первый резидент, туда попасть довольно сложно, туда дороги нет, и таксисты тоже отказываются туда ехать.

Юрий Трутнев: Мы будем сейчас интенсифицировать освоение острова Русский, нам в любом случае нужен был в этом процессе партнер. Невозможно работать эффективно, когда идет смена губернаторов. Мы с Олегом Николаевичем, сейчас понимание такое, что мы будем развивать ядро на базе ДВФУ, дальше там возникает строительство ряда культурным учреждений по поручению Президента, хореографическое училище там будет строиться, дальше мы будем строить центр компетенций помогать и следующее, что Олег Николаевич предлагает, я поддерживаю, будем строить рекреационную инфраструктуру. То есть будем строить гостинцы, спа на берегу с возможностями для отдыха людей, потому что как ни странно, на моя взгляд, это связано с наукой. Если на острове Русский будут хорошие условия для жизни людей, шансов, что удастся привлечь сюда людей, которые хотят развивать технологии все-таки больше. Поэтому это тоже будем развивать. вот примерно такая программа будет реализовываться в ближайшее время.

Модератор: Возник вопрос. Выборы в некоторых регионах прошли напряженно. Как бы вы оценили, почему это произошло и как у вас складываются отношения с новым губернатором Хабаровского края?

Юрий Трутнев: Прежде всего я обязан уважать жителей Хабаровского края. Жители Хабаровского каря выбрали Фургала. Это совершенно не отнимает у меня обязанности контролировать эффективность его работы. Буду стараться помогать, но и смотреть, как у него получается. Конечно, вопрос личного доверия к тому или другому человек, присутствует. Наверняка, Вячеслав Иванович Шпорт сделал существенные ошибки, которые привели к тому, что его не выбрали. Я видел только часть его работы, но та часть, которую я видел, могу сказать об этом совершенно прямо, вызывала у меня уважение. Я знаю, как он сражался в Москве за предприятия Хабаровского края, за авиационный комплекс Комсомольска-на-Амуре, за судостроительные предприятия. Мне кажется, что он сделал много ошибок в команде, команда, к сожалению, отдалилась от людей, перестала их слушать. Что касается нового губернатора, пока я не могу делать какие-то заявления о том, хорошо он работает или плохо он работает. Я буду в Хабаровском крае где-то в течение недели, планирую поездку в Комсомольск-на-Амуре. Мы недавно с Александром Александровичем смотрели реализацию комплексного плана развития Комсомольска-на-Амуре. план реализуется неэффективно. Надо разбираться почему, кто в этом виноват, что надо делать, чтобы все-таки набережная была построена, дороги были в порядок приведены, инженерная школа сдана, чтобы были обеспечены заказы авиационные предприятия, судостроительный завод, то есть надо заниматься развитием города. Это важная задача. вот приеду и буду вместе с губернатором смотреть, кто и почему не укладывается в установленные сроки. Там вообще-то принят комплексный план, подписан Дмитрием Анатольевичем Медведевым.

Вопрос из зала (ИА Восток России): Скажите, не считаете ли вы ошибкой, что экономика на Дальнем Востоке развивается такими темпами, а социальная инфраструктура строится с запозданием. может быть если бы она была лучше, то и инвесторы приходили бы быстрее, потому что социальной инфраструктуры нет. Вы сказали, 65,2 млрд на какой срок и сколько из этого будет потрачено на социальную инфраструктуру?

Юрий Трутнев: Все, 65,2 - это только социалка. Срок – три года. То есть в течение трех лет эти средства должны быть профинансированы. Но я вам сразу хочу сказать, это не более, чем половина средств, которые будут потрачены на социальное развитие в течение этого периода. Мы, когда встретимся с нашими коллегами на Сочинском форуме, там губернаторы будут, так удобнее, чтобы их не дергать с места. Мы смотрели, какие средства дополнительно пойдут по здравоохранению на каждую территорию, по образованию, они практически удваивают эту цифру. Мы вам назовем обязательно, когда сверим эту цифру. Позиция, что Дальний восток надо развивать, существует давно, но до этого, на мой взгляд в этом и была ошибка, говорили, дайте нам деньги на больницы, на школы, отношение к этому какое, всем деньги нужны на больницы, на дороги. Их надо где-то взять, их надо заработать, большего никакого пути нет. Поэтому старт с экономического пути я считаю единственной возможностью и на Дальнем Востоке, и по Арктике, и по любой другой территории, как только возникает новые территории. Как только возникает предприятие, вкладывают инвестиции возникает обоснование социального развития, поэтому да, мы начали это позже, но позже не на много где-то на три года.

Вопрос из зала (ИА Восток России): Вы говорили в Бурятии о создании региональной авиакомпании, при каких условиях она может быть создана и что Аврора не выполняет свою функцию?

Юрий Трутнев: Мне очень понравился Улан-удинский авиационный завод, он строит хорошую технику, вертолеты строит хорошие и понравились проекты новые проекты строительства малого вертолета, потому что у нас пока таких разговоров предварительных немало, но ничего пока не летает в малом классе в России. Малый самолет мне очень понравился, он по плечу – расстоянию, на которое может перевозить, по стоимости летного часа кокурентен. У меня разговоры, что давайте модернизируем АН-2, которому лет 60, вызывают оторопь, всё можно модернизировать, но человечество вперед движется, нужны новые современные проекты, эффективные, экономичные, в этом отношении самолет Байкал очень красивая история. Хочется поддержать это проект. Нам на Дальнем Востоке очень нужны перевозки как раз на такие расстояния, он летает насколько я помню, на 1400. Очень неплохое плечо. Мы там же на форуме (Сочинский инвестиционный форум) обязательно поговорим с губернаторами, соберем у них заявки. Я поговорил с Денисом Валентиновичем Мантуровым, попросил его взять под контроль разработку проектной документации, там что-то буксует с проектом, ну а я со своей стороны сказал, что мы точно сделаем заказ на этот самолет в регионы Дальнего Востока. Деньги на такую вот закупку самолетов для региональной авиакомпании найдем. От губернаторов нужна только потребность. Но это дает возможность централизованного обучения персонала, обслуживания, учитывая, что еще и завод на нашей территории, мы можем это организовать достаточно качественно. Мне кажется, что идея сама по себе интересная, она может и улучшить транспортную доступность на территории Дальнего Востока и создать самолет само по себе замечательно.

Видеовопрос из Амурской области (ИД «Амурская правда», Анохин Андрей): Несколько последних лет мы живем под лозунгом, сделаем Дальний восток ближе к Москве. Я имею в виду субсидируемые авиабилеты. Конечно, здорово, когда человек может купить биле по льготной цене и посетить столицу. Расскажите, пожалуйста, что предусматривает программа в этом году, какой объем и чего нам ждать. И, конечно, хочется узнать о расширение программы и возможности сделать Дальний восток ближе не только к Москве, но и к другим регионам России.

Александр Козлов: Этот вопрос для дальневосточников очень важен и вместе с Министром транспорта мы в прошлом году собрались на площадке Юрия Петровича и подготовили доклад Дмитрию Анатольевичу Медведеву о том, что финансирование, которое выделялось в 2018 году нужно расширять. Мы получили такую поддержку. По итогам прошлого года суммарно нам удалось добиться выделения 4,5 млрд.рублей на льготные авиабилеты для жителей субъектов Дальнего Востока, Крыма и Калининграда. Всего было перевезено 584 000 пассажиров.

С начала этого года нам удалось сделать программу круглогодичной, и она заработала уже с 1 января 2019 года. Кроме этого в нее были включены дополнительные маршруты для Дальнего Востока - добавлено 64 новых маршрута и теперь их 134. С этого года правом пользоваться льготными авиабилетами могут многодетные семьи.

На текущий момент на субсидирование льготных авиабилетов на Дальнем Востоке Минтрансом России выделено 2,8 млрд руб., но уже готов проект распоряжения о дополнительном выделении из Резервного фонда Правительства РФ дополнительных 5,2 млрд.рублей для льготных авиаперевозок (для Дальнего Востока, Крыма и Калининграда)

По нашим прогнозам, это позволит в 2019 году перевезти более 1 млн человек.

И не забывайте, что у нас еще Аэрофлот, у которой есть «плоские тарифы» и наша задача совместно с Минтрансом сделать так, чтобы компания Аэрофлот также присутствовала во всех крупных региональных аэропортах Дальнего Востока. Для этого перед нами ставится еще одна серьезная задача, подготовка взлетных полос, которые позволят принимать самолеты авиакомпании. Раз вопрос из Амурской области, сегодня деньги на полосу в аэропорт Благовещенска предоставлены.

Юрий Трутнев: Ещё мне кажется, это неправильно рассматривать расстояние до Москвы как фундаментальный недостаток. На Дальнем востоке есть масса преимуществ. Если говорить о развитии экономики – это близость к рынкам сбыта, если говорить о природных ресурсах, это лес, океан, это месторождения полезных ископаемых, это экология. Мы будем заниматься вопросом аиаперевозок, но все-таки надо думать не только о том, на каком расстоянии находится Дальний Восток от Москвы, но и о том, какие преимущества это создает. Мы говорили о цифрах притока инвестиций, таких цифр нету ни на одной территории России. Инвесторы на Дальни Восток идут, значит они видят эти преимущества, на это тоже надо обращать внимание.

Вопрос из зала (Британский телеканал SkyNews): У меня вопрос о дальневосточном гектаре и иностранцах. В 2016 году СМИ писали, что Владимир Владимирович Путин предложил разочаровавшимся британцам бесплатно предоставить землю на территории Дальнего Востока. прошло больше двух лет, может быть кто-то изъявил желание не только из Великобритании, из других западных стран. Вопрос для Александра Александровича. И следующий вопрос для Александра Александровича и Юрия Петровича. Летом 2018 года прозвучало, что Россия планирует предложить в аренду иностранным инвесторам миллион гектаров на Дальнем Востоке, с упором на китайские компании. Есть ли планы массово их привлекать, может ли это стать отдельным проектом между Россией и Китаем в рамках развития Дальнего Востока?

Александр Козлов: Дальневосточный гектар предоставляется исключительно гражданам Российской Федерации. Если граждане Великобритании заходят стать гражданами нашей страны, мы конечно, с удовольствием им землю предоставим.

Вопрос из зала (Британский телеканал SkyNews): а кто-то принял гражданства ради этого?

Юрий Петрович: Я вам уже сказал, что один гражданин Австралии на такую возможность уже заявился. Но вообще гражданство дается человеку решением президента Российской Федерации. Это процесс, который будет происходить под полным контролем государства российского. Это первое. Второе. Мы уже говорили, что мы открыты для иностранных инвестиций, что в этом отношении у нас получается их привлекать. Справедливости ради, давайте назовем цифры. 87, по-моему, процентов инвестиций на Дальний восток – это инвестиции граждан РФ. Мы говорим о том, что в экономику Дальнего Востока вкладываются китайские инвесторы, инвесторы из Японии, Кореи, Индии, более 30 стран, мы всем им признательны, но все-таки основной поток — это граждане России. Считаем это, «а» - понятным, обоснованным, «б» - правильным.

Вопрос из зала (Британский телеканал SkyNews): Инвесторы из Китая заинтересованы в наших сельхоз угодьях. Уже арендуют земли. Может ли это приобрести массовый характер.

Юрия Трутнев: Мы будем за этими процессами следить. Все очень просто и прозрачно. Правительство РФ работает для того, чтобы развивать Российскую Федерацию. Соответственно, в той части, в какой инвесторы могут принять участие в развитии России, мы будем с уважением, их участие в проектах поддерживать, но землю в собственность мы им не предоставим, мы будем контролировать эту землю с точки зрения сохранения плодородия почв и соблюдения всех требований российского законодательства. И последнее, у нас общий подход к любым проектам, если даже проект полностью построен за счет средств иностранного инвестора, максимальное количество иностранной работающей силы на этом проекте не более 20%, 80% будут граждане Российской Федерации. Еще раз говорю, ничего личного, мы ко всем странам относимся с уважением, но развивать мы будем прежде всего Россию.

Вопрос из зала (портал «Вся Россия»): Коллеги уже сказали про иностранные инвестиции. А какие есть условия для инвестора и гарантии. Предоставляются ли государственные гарантии?

Юрий Трутнев: Что касается государственных гарантий, то мы в рамках закона о «дедушкиной оговорке» гарантируем, что условия на которых инвестор пришел, не ухудшатся. Мы считаем они сегодня достаточно привлекательны, это на пять лет обнуление ставок налогов на прибыль, имущество, землю, это более низкие отчисления на цели социального страхования. Все эти преференции предоставляются любому инвестору. Второе. Мы поддерживаем каждый инвестиционный проект, я несколько раз в году, где-то в месяц в два провожу встречи с инвесторами, иногда по странам, иногда вместе, чаще даже по странам. И мы стараемся ликвидировать все препятствия. Что касается государственных гарантий на средства, вложенные в проект, то я не очень понимаю, о чем это. потому что гарантировать коммерческий риск, мы, конечно, не будем, это странно и такая практика, насколько я знаю, нигде не применяется. Мы должны гарантировать, что это будет стабильное законодательство, что не будет административного давления. Этим мы занимаемся каждый день. Я практически по каждому крупному проекту ситуацию знаю и то, что у нас практически каждый год появляются крупные проекты с иностранными инвестициями, говорит о том, что в целом это работает. Работа на Дальнем Востоке организовано неплохо. Вот у нас вышел инвестор из Индии на месторождение на Камчатке Крутогорское. Говорили о Баимской рудной зоне. Баимская рудная зона осваивается не только российскими инвесторами, там KAZ Minerals Казахстан. Эти проекты прибывают, и мы с ними работаем.

Вопрос из зала (Газета «Никкей»): Юрий Петрович, к вам вопрос. Судя по словам Президента, которые он сказал после встречи со своим японским коллегой, с российской стороны есть некая неудовлетворенность уровнем развития деловых связей с Японией. Как вы оцениваете уровень взаимодействия с японскими партнёрами в прошлом году, были ли какие-то интересные проекты? И ощущаете ли сейчас, когда мы видим оживление в двусторонних отношениях, вы его эффект в вашей сфере деятельности с японскими партнерами на Дальнем Востоке?

Юрий Трутнев: Я считаю, что экономическое сотрудничество с Японией на Дальнем Востоке может быть гораздо более интенсивным. Когда входили в это процесс, тогда все говорилось о будущем, что мы по всем предложенным направлениям двинемся вперед. Но оно ведь так и осталось, так же все и осталось. а прошло уже сколько? Года три. Но вот на последней встрече руководителей наших стран Владимира Владимировича Путина и Синдзо Абэ прозвучала несколько раз тема Хабаровского аэропорта как такого достижения в нашем развитии. А достижение в чем? Миноритарный акционер, средство на реализацию этого проекта у инвестора были, то есть, да, это сотрудничество, но сказать, что это сотрудничество что-то фундаментально меняет, что оно связано с новыми технологиями. Там есть новые технологии управления аэропортом, но мы еще посмотрим, как это будет реализовываться. И собственно все. Это какой-то прорыв? Нет не прорыв. Это обычная история, когда вошел в уже действующий проект миноритарный акционер. О сотрудничестве на Курильских островах мы говорим достаточно давно, но ведь нет там японских проектов сегодня. Предлагайте, пожалуйста. Мы будем рассматривать. Мне кажется, что можно работать активнее, намного. Тогда может и переговоры будут как-то по-другому проходить.

Видеовопрос из Сахалинской области (ОТВ, Суханов Сергей): Мы много лет транслируем новости о том, как быстро развивается наша нефтегазовая сфера, однако газа в домах островитян как не было, так и нет. Вопрос такой: будет ли ускоряться газификация на Сахалине, то есть появится ли в ближайшее время в наших домах хотя бы газ? И такой же вопрос по другим регионам Дальнего Востока, может быть где-нибудь эта ситуация будет лучше?

Александр Козлов: Сегодня Сахалин, если брать в привязке к другим дальневосточным регионам, действительно к газу ближе всего. И за 2008 – 2017 года компания Газпром которая у нас является основным контрагентом по этому вопросу вложила в регион уже порядка 5 млрд рублей и построила 92 км газопровода. В 2018 году из этой суммы был вложен где-то 1,1 млрд рублей и завершено строительство трех газопроводов, созданы условия для газификации села Дальнего, села Новая Деревня, села Троицкого, всего порядка 850 домовладений. Для нашего резидента ТОР «Горный Воздух» мы видим сегодня уже подтягивают газопровод, и они завершают сооружение для ряда населенных пунктов от станции Ноглики, также планируют пункты Долинский Тымовского района. Я привел небольшой перечень поселков. И в рамках Дальнего Востока, когда один регион протяженностью бывает 1400 км, а Якутия и еще больше, 92 км немного. Вопрос газификации важен для Дальнего Востока, для нас. И сегодня мы видим, что мы к этой цели приближаемся, простой пример. Газопровод Сила Сибири, идущий из Якутии через Амурскую область в Китай, должен за собой повлечь газификацию северных территорий, а северные территории, они в основном на самом дорогостоящем топливе – это мазутные котельные и каменный уголь, который является составляющей себестоимости услуг ЖКХ. В рамках этих строек, когда они будут закончены, когда будут построены новые заводы, которые создадут новые отрасли на территории Дальнего Востока, в том числе синхронно будет решаться вопрос, а сегодня он поставлен, поручение Президента есть компании Газпром, чтобы эти населенные пунктф газифицировались. Это город Свободный, это город Циолковский, который для космодрома строится. Наша задача сегодня совместно с компанией Газпром при реализации этих проектов, и каждого региона, где такие проекты проходят, чтобы газ был не привозной, ставить себе эти задачи в план газификации. Но перед нами стоит очень важны вопрос. Трасса — это хорошо, но от трассы нужно подвести газ в населенные пункту и развести его в населённых пунктах. Это очень дорогостоящее мероприятие, которое нам вместе придется осуществить.

Вопрос из зала: Вопрос касается рабочих мест для местных жителей. В Амурской области строится крупнейший газоперерабатывающий завод, из 6000 рабочих мест около 600 для местных, остальные – приезжие. Будет ли как-то соблюдаться баланс?

Юрий Трутнев: А откуда такая информация?

Уточнение из зала: Речь идет о строительстве.

Юрий Трутнев: Строительство требует специалистов в конкретном виде строительных работ. Специалисты в той части, в которой они есть, естественно будут привлекаться местные, в той части, где речь идет о монтаже химического оборудования, нужна соответствующая квалификация. Мы говорим о большом количестве предприятий, и мы совершенно правы в том, что надо делать так, чтобы они максимальную пользу приносили на месте. Чтобы люди в строительном процессе участвовали чтобы люди потом могли работать, они должны обладать соответствующей квалификацией. Мы сейчас ведем работу по тому чтобы учебные заведения Дальнего востока готовили специалистов, не просто в соответствии с их представлениями о жизни, а готовили специалистов под ту программу развития Дальнего Востока, которая уже существует, именно под те предприятия, под те специальности. Это очень важно. И второй вопрос, который я считаю правильным обозначить, это вопрос конкуренции. Когда мы строим уже полторы тысячи предприятий на Дальнем Востоке, а нам иногда говорят, а работают там не местные люди. Любому работодателю намного выгоднее устроить человека, который работает на месте. По ряду проектов, Русагро проект строительство ССК «Звезда», вы же знаете, мы тратим достаточно большие деньги для того, чтобы построить жилье. Русагро сами строят, а по «Звезде» строим мы. Понятно, что нам было бы лучше сэкономить эти деньги, но такого количества специалистов там нет. Решение о том, чтобы привлечь людей из другого региона работодатель примет только тогда, когда не будет конкурентных предложений со стороны жителей Приморья. Поэтому, я считаю, что та задача, которую мы решаем, привлекая новые инвестиции, мы это правильно делаем. но усилия потребуются не только о нас. Так, чтобы мы тут что-то делаем в Москве и счастье пришло в каждый дом не получится. Для того, чтобы человек нашел эту работу, чтобы он был принят, людям тоже надо напрягаться немножко.

Вопрос из зала (Людмила Подобедова, РБК): Юрий Петрович, вернемся к Арктике. По Северному морскому пути, по Указу Президента должно к 2024 году 80 миллион тонн грузов переваливаться.  Но сейчас, мы знаем, что подтвержденные объемы не превышают 52, из которых 47 – это новатэковские грузы. У нас компании где-то снизили, где-то не подтвердили свои планы. Особенно угольщики и добыча нефти на Паяхе. Скажите, пожалуйста, может ли быть пересмотрен этот объем или может как бы по-другому модернизировано, например, расширено количество регионов, которые входят в Севморпуть, чтобы эта грузовая база как-то выросла? Плюс там еще, например, Паяха, они хотели модернизацию аэропорта Диксон, потому что у них тогда не получается грузы возить. Может ли как-то это быть поддержано на уровне бюджета – федерального или регионального?

Юрий Трутнев: Вы очень осведомлены об объеме загрузки Северного морского пути. Действительно, сегодня, объемов грузов, необходимых для выполнения задач, поставленных Владимиром Владимировичем Путиным, пока недостаточно. Это правда. С одной стороны, с другой стороны, конечно, предложение о том, что давайте, если мы не может чего-то достигнуть, откорректируем цель, — это неправильное предложение. Президент ставит цели развития страны, наша задача – их выполнять, а не говорить, давайте сделаем не 80, а 50. Это не работа. Так нельзя работать просто. Поэтому, то, что мы не набираем на полный набор грузов, значит, что эту работу надо продолжать. Как её надо продолжать? Очень просто. У нас все лицензии выдаются со сроками освоения месторождений. Поэтапно расписано, когда геология, когда проект, когда освоение, когда выход на проектную мощность. Поэтому я считаю справедливым придерживаться простой версии: выполняешь требования лицензионного соглашения – спасибо, мы тебе помогаем. Может, там с аэропортом надо помогать, я не знакомился еще подробно с этим проектом. Но не выполняешь – лицензия изымается и передается эффективному недропользователю. Вот и все. Это относится к любым лицензиям. Роснедра уже получили поручение проанализировать, как ведется разработка месторождений полезных ископаемых в Арктической зоне, потому что – вы правы - начинать мы будем с месторождений полезных ископаемых. Это основным таким драйвером будет.  Это вопрос шире, чем мы сейчас с вами обозначаем. Надо посмотреть на эффективность разработки шельфовых месторождений. Есть чем позаниматься. Я уверен в том, что если этой темой позаниматься серьезно и профессионально, то все возможности для поставленных Президентом задач существуют.

Людмила Подобедова: Можно еще про ВНХК спросить напоследок. Что там нового, когда будет все-таки введена первая очередь? И те деньги, которые были быть выделены на инфраструктуру, они выделены?

Юрий Трутнев: Мы не можем выделить деньги на инфраструктуру, когда проект не начался. Это же обратная последовательность. Потом окажется, что проект будет реализован еще через какое-то количество лет, тогда тех людей, которые выделили бюджетные средства на объекты невостребованные, надо привлекать к ответственности. Так не будет. Поэтому руководство компании «Роснефть» должно принять решение о реализации проекта. Мы должны увидеть четкие сроки, должны увидеть, что эта работа началась, что открыто финансирование. Сразу после этого будут приниматься решения. Мы сделали по отношению к этому проекту то, что по отношению к другим обычно не делаем. Мы создали ТОР, хотя собственно реализация этого проекта не началась. Сделали мы это потому, что это проект большой, важный, мы готовы его поддерживать, но еще раз говорю, что реализация этого проекта в компетенции компании «Роснефть», а не Правительства Российской Федерации.

Видеовопрос из Еврейской автономной области (ГТРК «Бира», Ольховой Иван Валерьевич): Несколько лет назад было принято решение о создании туристического маршрута «Золотое кольцо Дальнего Востока». Насколько округ сегодня популярен у туристов и как поддерживается развитие этого направления в регионах?

Александр Козлов: К слову, недавно у нас с Юрием Петровичем обсуждался вопрос. Есть компания, которая реализовалась успешно на сочинской Красной Поляне, она заявила свое желание попробовать свои возможности и силы на Дальнем Востоке, на Камчатке. В свою очередь, мы сегодня прорабатываем такую возможность того, чтобы этот проект заработал. Те вопросы, которые поставил перед нами инвестор -  большие и финансово ёмкие. Они требуют координации разных ведомств. В том числе ставится вопрос, чтобы заходили круизные лайнеры и привозили туристов. Соответственно, это портовая инфраструктура. Этот проект изменит полностью судьбу региона на будущий год.

Далее - у нас есть изюминка на Дальнем Востоке – это Командорские острова, остров Врангеля, Беринга. Это территории, на которых, к сожалению, я думаю, мало кто из дальневосточников может сказать, что там побывал. Не говоря уже о туристах, которые готовы туда приехать. Здесь важно, чтобы круизное судно, построенное на российских верфях, могло здесь работать, возить туристов, показывать им эти территории.

Далее. Что было сделано.

Это система tax free, которая заработала на территории аэропорта Владивосток. Мы хотели бы, чтобы она заработала во всех других точках туристической привлекательности, а их пять определено у нас на Дальнем Востоке. И чтобы все туристы, которые к нам приезжают, могли бы этим пользоваться. Эти вопросы были доложены руководству страны, сегодня рассматриваются, мы рассчитываем, что будут даны соответствующие поручения, которые потом будут реализованы.

Кроме этого, в 2019 году мы начинаем начать опять же с помощью нашей корпорации, (руководитель её здесь сидит, Фонд развития Дальнего Востока, Алексей Чекунков), субсидировать процентную ставку по новым инвестпроектам малого бизнеса на Дальнем Востоке. И туристическая направленность – это приоритет в рамках тех проектов, которые будут рассматриваться.

Есть еще одно поручение, которое в 2019 году мы готовы исполнить. Вы знаете, Юрий Петрович об этом говорил, погранпереходы у нас находятся в неудовлетворительном состоянии, но сегодня есть оборудование, которое позволяет пересекать людям границу быстрее. Мы взяли на себя обязательство в этом году два таких пункта пропуска профинансировать, купить это оборудование.   Это в Приморском крае и Республике Бурятия. Проект мы реализуем совместно с Минтрансом России. Затем Минтранс обязуется в национальных проектах взять на себя таких 30 пунктов пропуска.

Что еще было реализовано. Важное решение было принято 31 января 2018 года. Для гостиниц и иных средств размещения на Дальнем Востоке применяется ставка налога на прибыль – ноль процентов при условии, что 90% доходов формируются от гостиничной и туристической деятельности. Для строящихся и уже построенных гостиниц. Сегодня уже четыре предприятия данной льготой воспользовались. Также, для того чтобы больше туристов к нам прибывало, снижена ставка налога на НДС на авиаперевозки и введены электронные визы.

Электронная виза сегодня действует во всех международных аэропортах Дальнего Востока. Я вчера общался с послом Индии, и он поблагодарил, что Индия вошла в этот перечень 18 стран. И сегодня уже 66 тысяч виз оформлено. Важно, что это бесплатно. Мы уверены, что сегодня электронные визы можно применить не только в масштабах Дальнего Востока, но и всей страны.

Кроме этого, из 18 территорий опережающего развития, которые есть на Дальнем Востоке, - три ТОР имеют туристическую направленность. Это Сахалин – ТОР «Горный воздух», ТОР «Камчатка» и ТОР «Комсомольск». Всего в этой плоскости реализуется порядка 41 проекта на 36 млрд рублей, созданием трех тысяч рабочих мест. Это 24 гостиницы, оздоровительные комплексы, центры отдыха, стоянки яхт и катеров, взлетные полосы для малой авиации, три аэропортовых комплекса. Это Сахалин, Хабаровск, Петропавловск-Камчатский. Вот то, что мы делаем для туристической отрасли сегодня на Дальнем Востоке. Но этого мало. И задача стоит гораздо шире и глубже. Спасибо.

Юрий Трутнев: Я тоже хочу ответить на этот вопрос, особенно в части концовки, что этого мало. Вот вы же сказали о дальневосточном кольце. Есть один проект, он еще в стадии подготовки сборки, он даже не засвечен до конца. Это компания «Роза хутор» на Камчатке, ее проект требует вложений 27 млрд рублей и только государственных инвестиций. Почему? Потому что, еще ничего нет. Нет портов, которые могут принять, корабли близко к кольцу. Не в Петропавловске-Камчатском, а там, где они хотят осваивать территорию. Нет автомобильной дороги, нет энергетики. Понимаете, очень бы хотелось, чтобы у нас туризм развивался. Темпы, которые у нас сейчас есть, - больше людей стало прилетать во Владивосток, больше людей на Сахалин, Курильские острова. Это все здорово. Но это такой инерционный сценарий, который не меняет главной данности. Мы пока не конкуренты в туризме. Конкурентность в туризме, это когда есть гостиницы мирового уровня, к которым люди привыкли, когда есть питание такого уровня, благоустроенные набережные, дороги, энергетика, инфраструктура. Если говорить о том, что это более 27 млрд только в одном локальном проекте на Камчатке, как вы считаете, сколько это миллиардов по Дальнему Востоку? Я не знаю. Может быть 200, может быть 300. Это большие деньги. Поэтому нам здесь еще предстоит большая работа для того чтобы перейти из количества маленьких проектов в другое качество. Мы будем стараться это делать, но только когда мы эту инфраструктуру создадим, только когда будет достаточное количество гостиниц, ресторанов, кафе, маршрутов, горнолыжных комплексов, только тогда мы можем сказать, что да, туризм на Дальнем Востоке уже сформировался туристический кластер. Мы говорили о том, что у нас программа до 2025 года с перспективой до 2035 года. Вот я боюсь, что создание такого туристического комплекса полноценного он уйдет в эти следующие, в эти до 2035 года. Это не значит, что мы сейчас ничего не будем делать. Мы будем работать, будем поддерживать все проекты на Камчатке и других территориях. Но чтобы нам реально реализовать весь комплекс работ, нам потребуется достаточно продолжительный промежуток времени. Это очень большая работа. Но делать ее тем не менее надо. Это к тому, чтобы вы не подумали – они там нам обещали, через год мы встретимся с вами, а вы скажете – еще ничего не сделано. Нам здесь придется много поработать.

Модератор: Предлагаю на этом закончить. Наша разговор сегодня длился долго, больше двух часов. Юрий Петрович, Александр Александрович, спасибо!


Поделиться:

Статус страницы
Раздел: СТЕНОГРАММА. Пресс-конференция "Дальний Восток: точки роста - 2019"
Дата последнего изменения страницы: 09.01.2017 16:03:25


Мнение
31.05.2019 04:40
Александр Козлов о единой субсидии

Мы даем федеральные деньги на те аспекты, по которым у региона наблюдается отставание; и где местные бюджеты просто не потянут ношу строительства социальной инфраструктуры. По всему Дальнему Востоку были определены 58 центров экономического роста: это муниципалитеты, где будут реализованы инвестиционные проекты. Совместно с региональными властями были проанализированы отставания.  И да, мы исходили исключительно из таких отставаний, которые невозможно прописать отдельным законом или они не подпадают под критерии действующих. В итоге до 2021 года в 11 регионах Дальнего Востока будет построен и модернизирован 431 социальных объект.
Направить обращение
Обращения в Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики в письменном виде направляются по адресу: 119121, г. Москва, ул. Бурденко, д.14.

Направить обращение