«Подъем Дальнего Востока - это наш национальный приоритет на весь XXI век»
«На Дальнем Востоке созданы беспрецедентные условия экономического развития территории»
«Нам выпала большая честь и огромная ответственность – развивать наш Дальний Восток»

Новости и события

ТОРы – универсальный ответ для решения многих проблем

17 февраля текущего года столицу республики посетил вице-премьер Правительства России – полномочный представитель Президента России в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев. Он провел в Якутске совещание, посвященное формированию территорий опережающего развития и поддержке инвестиционных проектов в Республике Саха (Якутия).

В мероприятии приняли участия Первый заместитель Министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александр Осипов, Глава республики Саха (Якутия) Егор Борисов, представители инвесторов.

В нашей беседе Александр Михайлович Осипов рассказал, какие инвестиционные проекты поддержаны государством, какие кадры нужны компаниям и не навредит ли производство экологии.

– Что такое территория опережающего развития (ТОР), и почему Минвостокразвития решило сделать приоритет именно в развитии этого механизма?

– ТОРы – это ответ на многие экономические и социальные проблемы Дальнего Востока. Государство намерено вкладывать деньги в регион – но как добиться максимальной отдачи? Сразу все одномоментно обустроить невозможно, поэтому надо найти те точки, где вложения будут наиболее эффективными. А именно – при минимальных расходах на инфраструктурное обустройство сформировать площадки, на которые есть реальный спрос со стороны инвесторов, готовых вложить средства для реализации своего инвестиционного проекта.

Эти площадки должны быть полностью подготовлены для реализации инвестиционных проектов – тогда путь от бизнес-идеи до реального пуска предприятия будет предельно сокращен. Также мы заинтересованы по возможности избавить инвесторов в ходе их работы от многочисленных административных бюрократических барьеров, предоставить им налоговые льготы и снизить стоимость инфраструктуры в периметре площадки. Вот эти идеи – обустроенная площадка, кардинальное снижение административных барьеров, налоговое стимулирование – и лежат в основе территорий опережающего развития.

– Сколько таких «точек роста» сейчас рассматривается?

– Минвостокразвития в прошлом году провело анализ более 400 потенциальных площадок на Дальнем Востоке. Сейчас работаем над 17 наиболее подходящими площадками.

– Как определяется приоритетность тех или иных площадок?

– Здесь важны два условия. Во-первых, реальный инвестиционный спрос людей, готовых вкладывать деньги. Не чиновники (региональные, муниципальные)  вкладывают средства, а холдинги, компании, инвесторы, которые хотят реализовать свой инвестиционный проект. По каждой площадке ТОР мы на этапе принятия решения должны знать как минимум нескольких будущих якорных инвесторов, должны удостовериться в их намерениях вкладывать деньги. И, во-вторых, важна инфраструктурная обустроенность площадок. Здесь надо стремиться оптимизировать расходы, снижать удельные издержки в этой части. Инвесторы должны получить качественную и надежную инфраструктуру, но при этом каждый бюджетный рубль должен расходоваться с умом. На каждый бюджетный рубль мы должны получить максимум частных инвестиций. Вот, например, по первым трем ТОРам, которые приняты правительственной Подкомиссией, у нас соотношение 7:1, то есть около 7 рублей инвесторов на один государственный рубль.

- Назовите три первые проекта, которые поддержаны.

- ТОРы «Надеждинская» в Приморском крае, «Хабаровск» и «Комсомольск» в Хабаровском крае.

- Наша республика предлагала поддержать три проекта: «Алмазная Долина», «Базальт – новые технологии» и «Заречье» (проект по газопереработке в Нижнем Бестяхе). Какова судьба этих трех проектов?

- Проект «Алмазная долина» снят с обсуждения республикой. На данный момент обсуждается два ТОРа: «Заречье» и «Базальт – новые технологии». Подготовка по каждой площадке идет индивидуально, после того как будут полностью проработаны вопросы, связанные с наличием инвестиционного спроса и стоимостью инфраструктуры, эти проекты будут выноситься на правительственную подкомиссию.

- Работу базальтового завода мы представляем – там есть предприятие, есть продукция, руководство регулярно рассказывает о своих планах. А что вы думаете о ТОР «Заречье»? Идея по переработке газа с месторождения в Кысыл-Сыре уже не первый раз звучит в Якутии, но до сих пор нет конкретики.

- Проект ТОР «Заречье» направлен на развитие газохимических производств метанола, карбамида и сжиженного природного газа (СПГ). Там достаточно ясно складывается специализация, само по себе положение площадки выгодно в части обеспечения инфраструктуры: проходит федеральная трасса, есть железная дорога, газопровод, электричество, имеется водоснабжение, рядом – ряд населенных пунктов, которые можно обеспечить рабочими местами. С этой точки зрения у площадки в Нижнем Бестяхе действительно высокий инвестиционный потенциал. А те проекты, которые заявлены в периметре «Заречья» – привлекательны, поскольку дают возможность отойти от чисто сырьевой направленности экономики. Речь о высокотехнологичном производстве продуктов, на которые есть спрос.

- Через сколько лет планируется запустить это производство?

- Один проект по СПГ может быть запущен в периоде 2018-2020 г., с 2019 по 2022 г. – проект по метанолу, а в перспективе 2024 г. – завод по производству карбамида.

- Какие шаги подготовки сейчас ведутся по «Заречью»?

- В апреле получим технико-экономическое обоснование (ТЭО) по производству СПГ, и будет ясна степень экономической привлекательности проекта. Мы поймем, какие ключевые точки, условия, факторы необходимо решить для обеспечения конкурентоспособности, виден будет календарный план запуска проекта. По заводу по производству метанола ТЭО, скорее всего, будет готово летом. Важно понять, что чем больше по масштабу инвестпроект, тем будет технологически сложней его подготовить, тем больше рисков и неопределенностей в его реализации.

- А какой вы прогнозируете социальный эффект?

- Первый эффект – создание современных высокотехнологичных и хорошо оплачиваемых рабочих мест. Второй эффект – формирование спроса для местной экономики. Третий эффект – изменение бюджетных возможностей региона, а это развитие региона по дорогам, качеству здравоохранения, образования и т.д. Все сразу меняется: ведь когда приходят крупные промышленные налогоплательщики, доходы бюджета существенно возрастают.

- Откуда возьмутся кадры? Их же надо готовить тогда уже сейчас!

- По поводу кадров. Приведу в пример Калужскую область. Там сформирован автомобильный кластер, целый ряд международных конкурентоспособных компаний разместил свое производство. Ничего подобного раньше в этом регионе не было. Как решался кадровый вопрос? Появилось предприятие, оно приступило к работе с людьми: часть пригласили с заводов этого производителя из Европы – для запуска предприятия и для обучения персонала; часть – местных жителей. Для них устроили спецкурсы, квалификационные мероприятия, их возили на практическую подготовку по России и за рубеж. В итоге сформировали рабочие коллективы из местных сотрудников. которые перестали ездить на заработки в Москву. Подобные вопросы конкурентоспособный бизнес умеет решать.

При этом я с Вами соглашусь, что активная подготовка кадров на этапе строительства инвестпроекта должна быть приоритетом для органов власти. У нас есть департамент в системе министерства, который занимается кадрами для проектов развития. Этот департамент вовремя собирает информацию, координирует работу на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, оказывает содействие инвестору. Например, мы уже посчитали, что только для первых инвесторов трех утвержденных ТОРов – «Надеждинского», «Хабаровск» и «Комсомольск» – нам требуется более 7 тысяч работников. Напомню, приоритет в трудоустройстве в ТОРы имеют граждане Российской Федерации, в первую очередь – местные жители.

- Возвращаясь к выбору площадок. Вот Чаяндинское месторождение – гордость республики. Но многих наших читателей смущает тот факт, что переработка этого газа будет налажена в Амурской области. Нельзя ли было рассмотреть вопрос под таким углом, чтобы переработку можно было наладить в том же Ленском районе, непосредственно в близости места, где это месторождение разрабатывалось?

- Я твердо убежден, что Ваши читатели – люди, хорошо понимающие современный мир. Они практичные, интеллектуальные. Современный мир предельно глобализирован и настроен на конкуренцию. Никто нас нигде не ждет. И мы знаем, как тяжело пробиться на любой рынок. Сегодняшний инвестор, пытаясь проработать инвестпроект, должен ответить на целую массу вопросов, как обеспечить многолетнюю конкурентоспособность этой продукции по издержкам. Любая маленькая техническая ошибка имеет стоимостное измерение. Есть примеры, когда построили один завод по современной продукции, вложили в него несколько миллиардов рублей, немного просчитались, и оказалось, что он неконкурентоспособен по сравнению с китайскими заводами. В итоге прогорел весь проект. К сожалению, такова цена таких ошибок. Поэтому мы должны отдать приоритет самой компании, которая планирует вложить свои деньги и нести все риски. Месторасположение, обеспеченность ресурсами, издержки, которые могут возникнуть в ходе реализации, доставка продукции и так далее – все это должно быть детально учтено. Поэтому здесь мы – и министерство, и республика – должны предоставить возможность солировать самим компаниям, которые вкладывают свои средства и берут на себя свои риски.

Беседовала Мария Христофорова

Газета “Кыым”, республика Саха (Якутия)


Поделиться:

Статус страницы
Раздел: ТОРы – универсальный ответ для решения многих проблем
Дата последнего изменения страницы: 09.01.2017 16:03:25
Последние новости
Страница в Facebook