Подъем Дальнего Востока это наш национальный приоритет на весь XXI век Владимир Путин

На Дальнем Востоке созданы беспрецедентные условия экономического развития территории Юрий Трутнев

Нам выпала большая честь и огромная ответственность - развивать наш Дальний Восток Александр Галушка

Новости и события

Александр Галушка: сокращение бюджетных расходов не отразится на создании инфраструктуры ТОР

Министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока в составе российской делегации принял участие во Всемирном экономическом форуме, который с 20 по 23 января проходил в Давосе. В рамках работы форума министр рассказал иностранным бизнесменам о созданных на Дальнем Востоке инструментах развития собственного дела, провел встречи с потенциальными инвесторами. О том, как зарубежные предприниматели отреагировали на созданные для них условия в России, и какие проекты вызвали у них наибольший интерес, рассказал в интервью ТАСС глава Минвостокразвития Александр Галушка.

- Александр Сергеевич, с кем вы встречались на Давосском форуме? О чем удалось договориться?

-  Участие во Всемирном экономическом форуме в Давосе можно разделить на два блока. Первый – участие в дискуссионных площадках, где проходила живая экспертная дискуссия по самым различным темам, в числе которых были как вопросы развития Дальнего Востока, так и более глобальные – четвертой промышленной революции, например.
   Второй блок – двусторонние встречи с потенциальными инвесторами наших проектов на Дальнем Востоке. В рамках этих встреч мы с главой делегации, вице-премьером Юрием Петровичем Трутневым презентовали бизнесменам из Индии, Кореи, ряда европейских стран возможности инвестирования в различные проекты и перспективы ведения бизнеса в регионе. Итогами этих переговоров стали договоренности о последующих практических шагах. В частности, с рядом индийских компаний мы договорились, что организуем бизнес-миссию на Дальний Восток, чтобы бизнесмены из этой страны на месте могли ознакомиться с преимуществами территорий опережающего развития (ТОР), Свободного порта Владивосток, потенциальных инвестиционных проектов. Мы уже начали готовить это мероприятие.

- Какие проекты вы презентовали в Давосе в рамках работы дискуссионных площадок и частных встреч с потенциальными инвесторами?

- На форуме в первую очередь были представлены созданные Правительством Российской Федерацией инструменты, стимулирующие привлечение инвестиций и успешное ведение бизнеса на Дальнем Востоке.
   Обсуждались и практические шаги реализации ряда проектов. Например, тех, которые планируется реализовать в рамках интеграции Евразийского экономического союза и китайской инициативы "Экономического пояса Шелкового пути" – это строительство мостов через реку Амур, создание транспортных коридоров из северо-востока Китая на юг Приморья. Также сейчас рассматривается вариант создания транспортного коридора из провинции Хейлунцзян в Находку, из провинции Цзилинь – в Зарубино, коридора в порт Славянка.  Эти порты работают в режиме порто-франко, которые распространен на 15 районов Приморского края. В настоящее время McKinsey готовит финансово-экономическую модель реализации этих транспортных коридоров, документ уже в хорошей степени проработки. Из промежуточных результатов работы видно, что транспортные коридоры с северо-востока Китая на юг Приморья взаимно выгодны. Это экономически рентабельный и рациональный проект.
   Не секрет, что расстояние от северо-восточной части Китая до российских портов в Приморье короче, чем до портов Китая, расположенных на юге этой страны. Создание такого транспортного коридора позволит предприятиям из северо-восточной части КНР экономить на издержках транспортировки, а нам - зарабатывать на грузопотоке.

– Есть ли к настоящему времени представление общей суммы инвестиций, которая потребуется в создание транспортного коридора?

- Да, эти представления есть, но я не буду их называть, пока все расчеты не будут сверены с китайскими партнерами. Все обоснования по цифрам я лично передал в Государственный комитет КНР по развитию и реформе. Мы договорились, что до конца месяца мы проработаем вопрос по созданию совместной рабочей группы по изучению этого документа.

- Инвестиционные проекты транспортного коридора смогут претендовать на инвестиции Азиатского банка инфраструктурных инвестиций?

- Конечно, мы рассчитываем, что в этих проектах себя найдут и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, и банк БРИКС, и фонд "Шелкового пути", и Евразийский банк. Уже сейчас мы видим, что грузовая база этих проектов значительна и составляет  десятки миллионов тонн. А это значит, что те затраты, которые потребуются для формирования транспортных коридоров, окупятся и дадут необходимую рентабельность.

- Какие проекты на Дальнем Востоке заинтересовали бизнесменов из Индии?

- Это самые разные проекты, связанные с переработкой, транспортом, логистикой. К примеру,  индийская Tata Group интересуется проектами на Камчатке, связанными с разработкой угольных месторождений.
   Мы эту заинтересованность увидели, информировали наших коллег о правилах недропользования в России, особенностях законодательства. Если они решатся на вход в этот проект, им придется подавать заявку на участие в аукционе, по итогам которого будет решено, кто из участников получит право пользования недрами. - Интерес к каким месторождениям проявили компании из Индии? - Пока рано говорить об этом. Но я отмечу, что в ряде встреч с индийскими коллегами инициативы в основном звучали с их стороны. И мы обязательно проработаем все их предложения, чтобы сформировать ответную позицию.

- Как вы считаете, чем вызван повышенный интерес индийских компаний к Дальнему Востоку?

- Не только индийские компании интересуются. Активны в вопросах потенциального сотрудничества и китайские, и корейские, и японские компании. Мы также рассчитываем, что Давосский форум станет катализатором в вопросе привлечения европейских компаний на Дальний Восток. Но по большому счету, нам не важно, откуда инвестиции, главное, чтобы они развивали дальневосточный регион - давали высокотехнологичное производства, добавленную стоимость, хорошо оплачиваемые рабочие места, налоговые поступления. Приоритетность того или иного проекта напрямую зависит от его эффективности.

- Александр Сергеевич, одной из целей Вашего приезда в Давос стало также продвижение Восточного экономического форума. Проявляют ли к нему интерес участники Всемирного форума?

- Отмечу один из фактов: основатель Давосского форума, Клаус Шваб, заинтересован в развитии сотрудничества. Напомню, что ряд мероприятий ВЭФ-2015 был организован совместно с Всемирным экономическим форумом. И мы хотим, чтобы эта кооперация стала традицией. В качестве тематики второго Восточного экономического форума решено продолжить темы Давосского форума, напрямую или опосредованно касающиеся России.

- Как вы считаете гости, посетившие первый ВЭФ, вернутся во Владивосток в 2016 году? И стоит ли ждать приезда звездных гостей таких, как Памела Андерсон?

- Базовая программа форума уже составлена, сейчас мы работаем над ее детализацией, дорабатываем параметры деловых мероприятий, готовим культурную программу форума. Параллельно с этой работой рассылаются приглашения. Говорить о том, кто из гостей приедет на наш форум, мы сможем по мере подтверждения участников.

- Ожидаете ли вы на ВЭФ лидеров государств?

- Этот вопрос в настоящее время также прорабатывается вместе с МИД и администрацией Президента.

- Какие ТОР планируется создать на Дальнем Востоке в 2016 году?

- Документы по трем ТОР – в Большом Камне под судостроительный завод "Звезда" и двум на Сахалине – готовятся к внесению в Правительство в самое ближайшее время. Мы рассчитываем, что соответствующие решения правительства будут приняты до конца месяца.
   Напомню, что в конце декабря правительственная подкомиссия по вопросам реализации инвестпроектов на Дальнем Востоке одобрила создание трёх новых ТОР - "Большой Камень" в Приморье, "Южная" и "Горный воздух" на Сахалине. Кроме этого, у нас готовятся документы для создания ТОР в Амурской области под газоперерабатывающий проект "Газпрома" и газохимический проект "СИБУРа" и ТОР в Еврейской автономной области, куда войдут промышленные, аграрные, логистические и транспортные проекты. В ЕАО это будет первая ТОР. Вопросы создания этих территорий опережающего развития прорабатываются наиболее активно, цель – принять соответствующие решения правительства РФ в 2016 году.

- Как решается вопрос создания инфраструктуры для существующих ТОР? Нет ли опасений, что сроки подведения коммуникаций будут сорваны из-за сокращения расходов бюджета?

- Наша потребность на 2016 год для реализации инфраструктурных проектов для ТОР будет удовлетворена в полном объеме. Десятипроцентное сокращение не коснулось статей, из которых будет финансироваться создание инфраструктуры территорий опережающего развития на Дальнем Востоке.

 - Можно говорить о том, что в 2016 году не произойдет финансирования программ на Дальнем Востоке?

- В части инфраструктуры ТОРов – финансирование сокращено не будет. По другим статьям – сокращение будет в связи с общим сокращением бюджета. Но я хочу обратить внимание на то, что в дополнение к программе развития Дальнего Востока осенью 2015 года правительством РФ был утвержден перечень из 27 госпрограмм, в которых должен быть обеспечен приоритетный характер социально-экономического развития Дальнего Востока.
   Сейчас идет процесс выделения «дальневосточных» подпрограмм из этих 27-ти программ. И это даст дополнительный бюджетный ресурс развитию Дальнего Востока.

- Насколько остро на Дальнем Востоке стоят проблемы долга и как будет проходить рефинансирование региональных долгов?

- Проблема долга в восьми из девяти регионов Дальнего Востока (за исключением Сахалина) стоит с той же остротой, как и в среднем по России. Для рефинансирования задолженности дальневосточных регионов правительство РФ применяет такие же меры, как и в других территориях страны – это замещение коммерческих кредитов бюджетными. При этом, главное решение проблемы – рост налоговой базы путем открытия новых производств, реализации новых проектов, развития бизнеса. То, что мы сейчас в регионах Дальнего Востока и делаем.

- Специальных мер для решения проблемы долгов регионов Дальнего Востока со стороны государства не планируется?

- Сегодня реализуется мера, связанная со снижением софинансирования региональных бюджетов на Дальнем Востоке до 5%. То есть соотношение регионального и федерального софинансирования составляет 5 к 95-ти. Шаг за шагом мы эту позицию в программах закрепляем.

- На какой стадии находится создание российско-китайского агропромышленного фонда? Когда мы сможем увидеть его первые проекты?

- На сегодняшний день подготовлена "дорожная карта" создания агропромышленного фонда. В  ближайшие месяцы должен быть зарегистрирован совместный паевой инвестиционный фонд, в котором 51 процент будет принадлежать Российской Федерации,  49 процентов – китайским партнерам. Наша задача, чтобы в этом году фонд заработал. К этому фонду есть интерес у российских агрокомпаний, которые предлагают свои проекты, а также у агрофондов, которые проявили интерес к привлечению финансирования.

- Александр Сергеевич, как идет работа создания еще одного транспортного маршрута – Северного морского пути (СМП)?

- Проведен конкурс на разработку финансово-экономической модели развития СМП, победителем которого стал Аналитический центр при Правительстве России, привлекающий к этой работе компанию McKinsey. Мы видим перспективу развития СМП в части контейнерных перевозок, на которые сейчас приходится основная часть перевозов грузов по морю. Есть и перспективы развития СМП в связи с освоением арктического шельфа.
  Согласно поручению Президента России Владимира Путина модель развития Северного морского пути будет готовиться до 1 июля. Мы рассчитываем подробно обсудить документ 2-3 сентября на ВЭФ-2016, где одно из мероприятий будет посвящено СМП.

- Можно интегрировать проект развития СМП с "Экономическим поясом Шелкового пути"?

- На мой взгляд, СМП можно называть Северным морским Шелковым путем, если нашим китайским партнерам это нравится. Когда мы говорим о проекте "Экономического пояса Шелкового пути" речь не идет о буквальном воспроизведении той узкой полоски, которая много лет назад существовала. Предполагается формирование экономически рациональных современных транспортных коридоров, связывающих мир и его различные части.

- Александр Сергеевич, как сопредседатель МПК по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству между Россией и КНДР, поделитесь своей оценкой работы МПК в прошлом году и какие ключевые задачи комиссия ставит перед собой на 2016 год?

- Межправкомиссия показала хорошие результаты работы и планирует закреплять этот результат в 2016 году. По итогам 2015 года мы ожидаем рост торгового оборота с Северной Кореей, точные цифры сможем сообщить после обстоятельного выверения статистических данных. Отмечу, что в 2015 году отмечен и рост торгового оборота между Северной и Южной Кореей - на 15 процентов в сравнении с 2014 годом, до 2,7 млрд долларов. Пока российский торговый оборот не дотягивает до таких цифр - у нас задача дойти до 1 млрд долларов в обозримой перспективе.

- Успешен ли проект железной дороги Хасан-Раджин, соединяющая Россию и КНДР?

- Да, этот проект успешен. 2015 года для железной дороги Хасан-Раджин стал годом вхождения в стадию промышленной эксплуатации. За 2015 год было перевезено 1,5 млн тонн грузов. Более того осенью прошлого года полотно прошло "боевое крещение" – в результате сильных ливней участок дороги на территории Северной Кореи был смыт. Но отмечу, что силами северокорейских партнеров дорога в рекордные сроки была восстановлена и продолжила работу.

- Александр Сергеевич, спасибо за интервью.

Беседовал Глеб Брянский